Это была небольшая деревня, расположенная недалеко от райцентра. Дни здесь пролетали неторопливо и размеренно.

Деревня была как-то по-особенному уютной и милой.  Доехав на попутке до перекрёстка, идёшь пешком километра три. И тогда, в зависимости от времени года, разворачиваются прекрасные картины. Осенью небо такое высокое, чистое, лазурное. Лес весь в золоте, и ты идёшь по шуршащей листве.  Зимой же слышишь треск сучьев, стук дятла, крик сороки. А с пригородка  открывается удивительный пейзаж — деревня, как в старой новогодней открытке: дымят трубы в избах, все покрыто белоснежным одеялом. А когда столько звёзд на небе и все ярко сверкают, так же сверкают и окна в деревне. Весной все покрывается подснежниками: и усадьбы, и лес, и аласы.

Вот в такой деревне жила одинокая старуха. Сначала я её не замечала, она нечасто выходила из своей избы, хотя та стояла посередине деревни. Тогда я, молоденькая учительница, пробегая мимо дома,  видела, как шёл дым из трубы. В деревне поговаривали, что она одинокая, ветеран труда, живёт с кошками, их, кажется, было около пяти или больше.

Однажды, направляясь в единственный поселковый магазин, я встретила ее, идущую по центральной улице следом за мужчиной. Она еле волочила ноги и громким дребезжащим голосом упрашивала его, чтобы привёз дрова. Говорила, что многих просила, но никто не отозвался на её мольбу, а у неё сейчас нет денег, но с пенсии заплатит пятьсот рублей.

Мне вдруг захотелось окликнуть эту старую женщину и отдать ей свои деньги, но я оробела,  так и простояла на дороге. В начале двухтысячных годов я получала всего две тысячи в месяц, и то давали эту зарплату по частям. Меня поселили в доме, отапливаемом печкой, где долгое время никто не жил,  там гулял ветер в прямом смысле этого слова. В сильные холода я сидела с тетрадками, прижавшись к печке. Не буду рассказывать, как  колола дрова в мороз и весной носила с озёра остатки тающего льда по мерзлой грязи,  чтобы растопить вечером и попить.

Мне до сих пор жаль, что в тот день не помогла той бедной бабушке, до которой никому не было дела.

P S: Потом слышала, что  дальние родственники отправили ее в дом для престарелых.

 

Первый рабочий день

Сегодня солнечный день, Саина приехала из деревни и  после месяца неудачных собеседований и конкурсов устроилась на временную работу. По телефону менеджер предупредила, что на складе будет грязно и холодно. Саина прибежала к остановке «Токко».  Приехал маршрутный автобус № 1, он был  набит людьми, спешившими на работу, так, что девушка даже не попыталась  втиснуться. Воздух  по-утреннему свеж, но все  спешили и были сосредоточены только на себе, а вокруг  голубое бездонное небо, щебет птиц, полёт листьев по мокрому асфальту. И вот снова  её автобус,  все-таки на этот раз протиснулась.

Приехала на базу,  ей велели стикеровать 52 ящика с фольгой для выпечки, в каждом по 25 штук. Склад был большой и полутемный. Саина про себя радовалась этому незатейливому труду, думала, что лучше так заработать до вечера девятьсот рублей, чем сидеть дома и мучиться от депрессии. К обеду сделала 22 ящика и не на шутку замерзла. К ней подошла женщина лет шестидесяти  и пригласила на обед. В бригаде  пять женщин. Некоторые  уже шестой год здесь работали. Они рассказали, что очень мерзнут, а отопление дадут только в октябре.  За обедом много шутили и смеялись, в них было  много оптимизма, можно сказать, рус-ского удальства. Из них получились бы настоящие друзья, подумала Саина, потому что  умудрены нелегкой жизнью, и были бы  верными подругами. Во время обеда Марина, хрупкая миниатюрная женщина, протянула хлеб и с  благоговением сказала: «Это хлебушек с маслом».

После обеда Саине и Марине велели стикеровать по четыре ящика салфеток. На втором этаже очень пыльно и  не единого окошка. Во время обеда вышла на улицу, а там вовсю светило  весёлое солнышко. «Не то что у нас на складе», — подумала Саина. Здесь работниц было много, сидели по десять часов, корпели над ящиками. После обеда сварщики стали делать  стяжки на втором этаже,  повсюду летели искры. Саина отошла чуть-чуть, а Лена храбро сидела и работала.

Незаметно закончилась рабочая смена, женщины заторопились к выходу, а там стоял такой важный узбек и проверял карманы и сумки женщин. Подошла  очередь Саины.  Он вытянул из сумки ее амулет из конского волоса и важно спросил: «А такое у нас есть?»  «Нет», – ответила менеджер.

Потом одна женщина зашла обратно  и сказала: «Уже выпустили  охранных овчарок».   Одна собака была на длинной привязи, а две другие  бегали,  лаяли, чуть ли не кидались на работниц. Те, крича и ругая  собак, еле добрались до выхода. А в прошлый раз, рассказала попутчица, девушка, побоявшись псов, побежала и прямо перед выходом упала лицом на асфальт, еле отогнали от неё четвероногих охранников. Вот так завершился первый рабочий день  Саины.

 

САНЖАРА