Звучит трогательная французская песня, и под купол цирка взлетает стайка голубей. А на арене в такт музыке кружится голубая фея с белым кружевным зонтиком – дрессировщица Бриллиантового цирка Якутии Александра Николаева…

 

В семье, где уже несколько поколений учителей, решение Шурочки пойти в культуру восприняли неодобрительно. Но видя непреклонность дочери, мама пошутила: «В семье не без урода». С такого оригинального благословления начался непростой творческий путь артистки единственного в мире северного цирка.

Собрав вокруг себя детей, Шура организовала дворовый театр. Все было по-настоящему: декорации, костюмы. Сама сочиняла сценарии.  Необыкновенное волнительное чувство выхода на «сцену» навсегда пронизало все существо девочки. И она поступила в…  музыкальную школу по классу фортепиано и хореографии (училась у самой Натальи Христофоровой, легенды якутского балета). Но такова натура Шурочки: тем, чему научилась сама, хотелось поделиться с другими. И уже с восьмого класса она стала работать – вела танцевальный кружок в подростковом клубе «Прометей».

Самые светлые воспоминания о детстве – это каникулы в селе Маар Нюрбинского района, у бабушки. Кроме традиционных лазаний по деревьям, купания и сидения у костра, были походы за выпавшими из гнезда птенцами, их выхаживали в самодельных клетках и отпускали на волю. После ухода за раненным вороненком у маленькой Шуры создалось убеждение, что птицы разумны и их можно приручить. Не зря говорят, что все мы родом из детства. Оттуда же комплекс вины, который впоследствии сформировал сострадательный, отзывчивый характер нашей героини.

Будучи атаманом в юбке, Шурка любила розыгрыши, не всегда безобидные. Она придумала прибивать гвоздями соседскую обувь (представьте, как раньше чисто жили люди в 17 квартале – уличную обувь снимали в подъезде!). А вдобавок с друзьями стали пугать жителей своего дома, обрядившись в разрисованную привидением простыню. Эта шалость однажды привела к вызову скорой помощи к пожилому мужчине. С того момента произошло резкое духовное взросление. И дело не в упреках взрослых, не в последовавших наказаниях, а в четком осознании собственной бездумной жестокости.

Закончив школу, стала учиться на художника-оформителя в селе Тюнгюлю. Это  образование сыграло большую роль в воспитании эстетического вкуса у детей: сына Герсандра (ныне учителя математики) и дочери Любы (профессионального дизайнера одежды). Они вместе сделали косметический ремонт своей квартиры, которая очень уютна и современна.

Когда детям было всего шесть и семь лет, они пережили страшную трагедию: без вести пропал отец. Пять лет они продолжали верить в его возвращение и оставляли для него всякие вкусняшки. Представьте, как больно было слышать Шуре от сына, когда однажды, увидев бомжа возле мусорного бака, он сказал: «Мамочка, лишь бы с папой такого не случилось».

Рано овдовев, Александра, собрала волю в кулак, одна подняла детей. Жила по принципу «глаза боятся, руки делают». Несмотря на трудности,  сделала еще один шаг на пути к осуществлению мечты: поступила и с отличием окончила заочно Колледж культуры и искусств по специальности «режиссер театрализованных представлений», а затем получила высшее образование по профилю, успешно защитив диплом в Университете профсоюзов в Москве. Бралась за любую работу: от уборщицы, руководителя кружков в детском летнем лагере до тамады на юбилеях и свадьбах. Чтобы дети были сыты, одеты и получили образование.

Свое пребывание в цирке Александра Николаева начала с артистки балета. Потом возникла идея о собственном номере. Выбор пал на дрессуру птиц. С этим номером она исколесила всю республику, побывала во многих городах России и за ее пределами. Везде ее крылатые питомцы вызывают в зрителях самые светлые чувства, вытаскивают на поверхность души задремавшие романтические помыслы. Но гастроли — это не только успех и восторженные аплодисменты…

Первая мысль у Шурочки, когда машина с артистами цирка перевернулась: «Как же дети без меня?» А когда пришла в сознание и поняла, что жива, сразу подумала о своих птицах. На улице лютый мороз, туман, до населенного пункта, куда направлялись, еще не один десяток километров. Назад пути тоже нет. Выживут ли птахи? Целых три месяца пролежала в больнице с поврежденным позвоночником. Кружилась голова, заново училась ходить с атрофированными мышцами. Но заботы о детях и питомцах заставили быстро вернуться в строй.

Труд – лучшее лекарство от болезней и одиночества. На мой вопрос, почему такая красивая, добрая, покладистая и — одна, Александра сказала: «Знаете, я верю в любовь. В чистую, настоящую. Она была у меня. Она живет во мне и сейчас. А размениваться на якобы обязательное наличие мужчины не хочу. Не буду».

Глядя на Александру, думаю: «Благослови, Господи, эту женщину! Да исполнятся все ее мечты! Пусть будет счастлива она, и пусть будет у нее много правнуков, которым есть о чем рассказать и чему научить».

 

Ольга АНДРЕЕВА