Как книгу листаю страницы жизни женщины, которой сегодня 83 года. Жизни, богатой содержанием. Сколько зим холодных, голодных, горьких пережила она! Сколько весен надежд, тепла, света радости промелькнули мгновением!

Война докатилась до нас не разрывами снарядов, не взрывами бомб. Белой стужей пронизывала до костей,  морщила исхудавшие детские лица. Она до сих пор помнит это страшное чувство – голод. Он безжалостно косил людей. Взрослые работали на победу до предела, а дети  брошены. Естественный отбор…

В семье моей героини было 11 детей. Выжили пятеро, самые крепкие. Крепкой оказалась и мать, оставшаяся одна с оравой детворы. Маму в народе называли «Сирота Анна».

Горькое, обездоленное детство, ранний труд. Играла ли она беззаботно, радовалась ли жизни?

– Еще как радовалась! Ведь детство по своей сути не знает печали, как бы ни было трудно. С малых лет я любила уходить на природу, уединяться с ней. Все окружающее – живое, все движется, даже имеет голос. Вот большая коряга – будто ползет огромная гусеница, а вот веточка – прилетела стрекозка, а там муравейчик прыткий, а с собой у меня рог коровы, гладкий, чистенький – это моя буренушка. А под развесистым кустом – домик. И все природные игрушки …едят…

Много раз с тех пор прилетали утки, неся на крыльях новую весну, много раз улетали, унося с собой время.

Маленькая Христинка – уже взрослая. По комсомольской путевке трех девчонок-доярок отправили на отдаленный участок, где никто не жил. В тот год массово стали гибнуть коровы от бруцеллеза. И  заболевшую скотину перевели в этот изолятор, в таежную глухомань. Октябрь.  Заброшенный старый хотон, древний балаган без окон. В утеплении, заготовке дров, сена помогали парни. Сами мазали хотон, латали дыры, вставляли лед в окна. В балагане из мебели – топчаны и печка.  Больных коров нужно было еще лечить три раза в день. Зимой стало так холодно, что они отогревались только  изнурительным трудом. Но стадо  спасли.

17 лет проработала дояркой. И почему-то ее всегда  ставили туда, где трудно. Казалось бы, что она видела в  молодые годы кроме каждодневного однообразного тяжелого труда?

–  Мы не считали себя обездоленными. Жизнь становилась лучше. Мы уже наряжались,  это было так здорово: иметь не один, а два наряда. Ходили в клуб, было кино, а то и просто собирались посмеяться. Ведь юность – это лучезарное время. Мы жили весело. Даже неудачи, неполадки превращали в смех.

Любила звуки природы – ее музыку. Особенно полна музыкой весна, ибо это пробуждение всего живого. Солнце ослепительно яркое, небо ослепительно голубое. На реке мощные взрывы, громкий треск… Потом посинеет, забурлит, запоет вода и потечет вечная нежная песнь реки. Нет весны ослепительней и звучней, чем северная.

А зима! Белой птицей летает вьюга, завывает глухо, грозно, белым клювом бьется в морозное окно. Трещат деревья от стужи, звонко хрустит снег под ногами…

Лето зеленое звенит травами, дурманит запахом. И хор писклявых комаров – тоже музыка. А как крякает озеро многоголосьем уток! Вечная колдунья – кукушка считает мои годы. Сколько лет я проживу? Потеряла счет. Много.

Меньше звуков у осени. Тишина. Умиротворение.  Идешь – и из-под ног выкатывается камушек. Поднимаешь. Один похож на носок, будто человек выточил, другой – что хозяйственное мыло, а вот кусочек капа березового, похожий на черепашку…

У Христины Петровны взгляд художника. Многие пройдут и не заметят, а она обязательно найдет в природном материале схожесть с чем-то или с кем-либо. Более 60 штук капа древесного (шишковатый нарост на деревьях), около 300 речных и даже драгоценных камней. И у всех экземпляров  свое название.

Коллекционирует и старую медную утварь, берестяную посуду, есть монеты 1771 года. Удивляет большая плитка чая (20х20 см) 19 века.

Поначалу мужу не нравился этот «мусор» в доме, а потом сам втянулся, стал приносить и свою «добычу». И дочь увлеклась. А вскоре заинтересовались и односельчане, стали искать  «чудеса» для Христины Петровны. Больше времени для хобби появилось, когда стали жить  в Верхоянье, где она проработала более 20 лет в детском садике няней, кочегаром. В конце 90-х переехали в Батагай, купили большой особняк. Наконец нашлось место для коллекции.

В воскресные дни  грузятся в машину – и в Алысардах, на родину, на природу, набираться сил, крепости духа, творчества. Там дочь и родственники построили для нее балаган. В Батагае живет  зимой, где работает дочь Ирина. Экономист. Окончила вуз с красным дипломом.

Вера Васильевна Колесова так охарактеризовала нашу героиню: «Христину Петровну Старостину, тетю свою, знаю с детства. Она никогда на людях не показывала свою печаль, не сетовала на трудности, горе. Всегда радушная, всем придет на помощь. А основная черта ее характера – это юмор. Обязательно в разговоре у нее задоринка, чертики так и пляшут в глазах. С ней живется легко и весело. Всякая печаль ли, беда ли – отсекается шутками и доброжелательностью. Она – чудо-человек».

 

Матрена ПОТАПОВА

Батагай