«Какая любовь?! Нету никакой любви. Все выдумки! Да еще в таком возрасте», – почти истошно возмущалась Изабелла. Она сама вышла замуж за жениха однокурсницы, чтобы ей отомстить, и без грамма стеснения призналась в этом. Заводила любовников для «поддержания формы».

А мы буквально грелись у огня любви Аннушки. Когда она вспоминала об их первой встрече, смуглое личико ее озарялось светом, а красивый грудной голос  приобретал необыкновенно теплый  оттенок. Эту историю мы знали наизусть, но каждый раз невольно заражались трепетностью, с которой она рассказывала, переживая тот миг, как будто в первый раз…

Аннушка родилась в многодетной семье: мать умерла после третьих  родов, а отец женился второй раз. От этого брака родилось еще шестеро братьев и сестер. Не раз мачеха наставляла Аннушку: «На тебя, чернушку, ни один мужчина не глянет. Разве что ради «этого», сама понимаешь, чего». Поэтому на все ухаживания молодых людей Аннушка принципиально не реагировала. Когда Семен посватался (после окончания института), спокойно приняла предложение: надо было выполнить земное предназначение женщины. С головой ушла в воспитание детей, параллельно работая в училище. Дом – работа, работа – дом.

Вот и в тот  день Аннушка, как прекрасно отлаженный часовой механизм, спешила на работу, когда ей передали, что вызывает завуч по учебной работе. Недоумевая, по поводу чего такая срочность, Аннушка вошла в кабинет начальницы и  замерла. Там сидел Он! Как вспышка молнии в голове пронеслось: «Боже, какой у меня нелепый вид!» Завуч что-то говорила про шефскую помощь, Аннушка в ответ бормотала что-то вроде «конечно, обязательно», а сама жаждала скорее выскочить из кабинета. Ей казалось, еще немного, и она буквально сгорит от стыда. Как нарочно, в окно светило солнце и ярко освещало ее зеленое кримпленовое платье в аляповатых голубых цветах. А вдобавок эти ядовито-синие рейтузы предательски выглядывали из-под подола платья!

Наконец, пытка-аудиенция закончилась, и Аннушка пулей выскочила из кабинета. «Ну как же так, – корила она себя, семеня по коридору в учительскую, – ведь есть же черные рейтузы, почему их не надела?!» Это была первая ступенька к открытию большого мира, в котором она существовала, но не жила.

Впервые  ее сердце расширилось до любви к себе, к работе, коллегам, даже к собственным детям. Оказывается, ее забота о детях была чисто социальной функцией: одеть, обуть, накормить, отправить в школу. Ни задушевных бесед, ни совместных праздников, ни обнимашек. Аннушка решила махом все исправить. Утром приготовила вкусный завтрак и принесла в комнату к только что проснувшимся детям. Они сначала посмотрели на нее удивленными глазами, а потом вдруг заплакали: «Чем мы провинились, что ты нас так наказываешь?» Это был оздоровительный шок для мамы.

И вот настало время оказать шефскую помощь – надо было организовать самодеятельный хор в учреждении, где Он работал, и подготовить к проводимой ежегодно «Эстафете искусств». За ней приехала машина. Разумеется, на сей раз Аннушка тщательно продумала свой наряд, выработала строгую тактику общения с Ним: не смотреть в его сторону, на все вопросы отвечать скупыми «да-нет». Это был сладостно-мучительный год, когда можно было видеть Его, перекинуться несколькими дежурными словами, ловить на себе Его взгляды, а потом по ночам это вспоминать  и тихонько плакать.

Как только отгремела «Эстафета» и вверенный ей коллектив занял первое призовое место, Аннушка отказалась от дальнейшего сотрудничества, несмотря на все просьбы с Его стороны. Жизнь потекла по обычному руслу, но  это уже была не маленькая речушка, а полноводная река с многочисленными притоками. Аннушка начала много читать, писать стихи, ходить в театр. Он оказался завзятым театралом – не пропускал ни одной премьеры. Нечаянно встретившись в антракте, обменивались сдержанным приветствием (Он всегда был с женой), но Аннушка отмечала в его глазах неподдельную радость.

Так пролетело пятнадцать лет. И не было ни одного дня, чтобы она не думала о Нем.   А в один из дней после новогодних праздников Он позвонил. На работу! Просил о встрече. Аннушка не на шутку испугалась: ломать привычный образ жизни? А муж? А дети? Она решительно отказалась. Но Он позвонил еще раз, потом еще… «Мы –взрослые люди, пора нам объясниться». В конце концов робкий росток смелости дал свои корни, и она согласилась.

Редкие встречи переросли в насущную необходимость в общении друг с другом. Он предлагал соединиться и начать новую жизнь, на что она обреченно  мотала головой. Мудрая Аннушка не хотела разрушать ни Его семью, где была десятилетняя дочь, ни свою, хотя дети выросли, стали самостоятельными, обзавелись семьями. Жалела мужа-пьяницу: пропадет без нее.

Накануне внезапного ухода из жизни Он позвонил и просил встретиться, но как назло у нее были синяки – упала  с лестницы. Предстать перед любимым в таком виде Аннушка постеснялась. Сославшись на нездоровье, отказалась. И Он ушел. Навсегда. Навечно…

Некоторое время она находилась в ступоре. Мир исчез. Но наша Аннушка, маленькая, хрупкая, на самом деле сильная женщина. Она с удвоенным рвением взялась за новую работу. Московская комиссия отметила ее высокую компетентность в сложном процессе стандартизации учебного процесса. Единственной отдушиной для нее стала дача. На огороде  все растет и цветет. Многочисленные внуки не дают расслабиться.  Вот только стихов уже не пишет. Но всякий раз, засыпая и просыпаясь, она благодарит Господа за подаренную ей любовь. Потому что это Счастье дается не каждому.

 

Ольга АНДРЕЕВА