…Многие думают, что «варяг». Что выскочка, чей-то протеже. Молодой да ранний. Павел Маринычев действительно сделал головокружительную карьеру, в 32 года стал заместителем председателя правительства республики, сейчас возглавляет «Алмазы Анабара». Но он не чужой, не приезжий – родился и вырос в Мархе. И «родной край» для него далеко не пустые слова.

 

 

– Павел Алексеевич, давайте сразу раскроем карты – в чем секрет успеха?

– Секретов никаких нет, на порученном участке надо выкладываться на все сто и больше – вот и все.

– Но в 22 года вы стали ведущим специалистом  Управления экономики Министерства топливной промышленности и энергетики. Как-то проявили себя?..

– Несмотря на громкое, быть может, название, это обычная должность. И в 22 такую может себе позволить любой выпускник вуза. Я учился в Новосибирской академии народного хозяйства по целевой программе подготовки, вернулся работать по направлению.

– Но все-таки… С красным дипломом, наверное, окончили…

(Смеется). Никогда не был отличником, но я – трудоголик по жизни, потому что на первом месте для меня всегда – ответственность. В школе, институте – перед родителями, потом за дело, которое поручили.

– Вас так воспитали?

– Да, это вопрос воспитания, вне всяких сомнений. Мама, кстати, тоже по профессии экономист.

– Вы занимали высокую должность в правительстве и вдруг – бах! – «Алмазы Анабара». Как отнеслись к этому предложению?

– Согласился без раздумий.

– Но ведь вы могли сказать «нет»? Или, учитывая ваше отношение к ответственности,  «если надо, значит надо»?

– Сказать «нет» может каждый человек, но я не хотел. Работая в правительстве,  знал, что моя жизнь не будет всегда связана с госслужбой. Знал, что уйду. И, кстати, предложений было много, правда, не в горной отрасли. «Алмазы Анабара» – очень интересная, по сути, кампания, у нее есть свои особенности. До недавнего времени немногие знали, что она входит в группу компаний «АЛРОСА», является государственным предприятием. Мы занимаемся россыпными месторождениями алмазов, работаем глубоко на Севере. Некоторые считают, что «АЛРОСА» – в частных руках, ее давно продали, но это не так: 33 процента уставного капитала принадлежит республике в лице правительства и восьми улусов, 33,03 – Российской Федерации. То есть государство полностью контролирует компанию.

– А правда, что у вас работают в основном местные кадры и получают – ой-ей-ей?

– Да, более 97 процентов коллектива – жители республики, средняя зарплата – 188 тысяч рублей. Каждый работник – это, образно выражаясь, три сытых человека, не говоря уже об уровне жизни в селе в целом: подоходный налог идет в местный бюджет. Мы работаем в трех улусах – Анабарском, Оленекском и Булунском.

– Вы родились и выросли в Якутске – насколько хорошо знаете жизнь сельчан?

– Мы жили в Бурятском квартале Мархи, родители держали большое хозяйство – полсотни свиней, за сто кур, круглогодичная теплица на триста квадратов… Так что хорошо знаю, что такое сельский труд.

– А супруга откуда?

– Тоже из Якутска. Мама мегинская, отец родом из Нюрбинского улуса. А в ответ на ваш вопрос о жизни сельчан добавлю, что у «Алмазов Анабара», как известно, есть дочерние агропредприятия – конезавод «Берте», Хатасский свинокомплекс, агрофирма «Немюгю», «Кладовая Олекмы». Периодически туда езжу, в курсе всех проблем.

– Понимаете ли по-якутски, как относитесь к национальной кухне? 

– У меня супруга, по отзывам, – очень хороший носитель языка. Дочери тоже говорят, младшая ходит в якутский садик. Я на бытовом уровне немного понимаю. Якутские блюда у нас всегда на столе, очень люблю потрошиный суп. Жена умопомрачительно готовит супы! А я лучше всех из родни строгаю рыбу: в Тикси научили. Кстати, с этого началось мое увлечение якутскими ножами.

– Значит, охотник, рыбак?..

– Неет, больше наблюдатель. Но с удовольствием бываю на природе.

– Машину водите?

– Конечно! Когда был юн, увлекался скоростными моделями, спортивными машинами.

– А как вообще со спортом отношения?

– В школьные годы, в студенчестве занимался дзюдо – сейчас, увы, неспортивный человек. Эпизодически, как у многих, возникает желание: «Завтра пойду в спортзал» (смеется). К слову, являюсь президентом федерации кик-боксинга. В 90-е годы якутская школа в этом виде спорта была сильнейшей в России, сейчас постепенно ее возрождаем, уже появились чемпионы России, Европы.

– Как-то в дамском журнале видела рецепт от вас – любите готовить?

– Аа, сырный пирог. Его стряпает моя жена. Я у плиты, мягко говоря, стою крайне редко, хотя как любой студент, который учился за пределами родного города, готовить умею. Фирменное блюдо – макароны по-флотски с тушенкой.

– У вас две дочери. Хотите ли вы, чтобы они пошли по вашему пути – экономика, аналитика?

– Дочки сами определятся, сейчас наша задача помочь раскрыться их способностям, с учетом склонностей, интересов. При этом мы стараемся развить у них чувство ответственности, учу, что все достается трудом. Объясняем, как важно быть востребованным не только в семье, но и в обществе. Что это дает то самое ощущение безопасности, когда ты уверен в будущем. Ребенка периодически надо выводить из зоны комфорта, чтобы был готов к активной, насыщенной жизни.

– Тем временем пессимистов по-прежнему много…

– Уверен, что оптимистов больше. На мой взгляд, все сильнее приходит понимание, что ты сам хозяин своей жизни: хочешь жить хорошо – надо трудиться. Пессимисты – это люди, ностальгирующие по халяве, они не могут себя перестроить. Таких людей, уверен, все меньше.

Елена ПТИЦЫНА