«Мой неповторимый ребенок»

 

Наверное, моей дочери досталось то счастье, от которого я в свое время отказалась. У меня не получилось родить их, двух мальчишек. Возможность была – желания не было. Так сложилось-получилось. Но я не об этом сейчас. Я о том, что у меня внуки-близнецы, Захар-Макар. Два в одном, пока еще целом и неделимом. «Двое из ларца, одинаковых с лица». Любимые, обожаемые, долгожданные. Только вот живут они от нас далековато, в другом городе.

В четыре года им официально поставили диагноз ЗОПР. В переводе на человеческий язык – «Задержка общего психического развития». Наши мальчишки не говорили. И не умели общаться со сверстниками. Не понимали, что этим взрослым от них нужно. Между собой ладили. Захар чуть крупнее – значит старше. Он окружил заботой братика. Макар нуждался в постоянном присутствии брата. Все делал с оглядкой на реакцию Захара.

Кто не был в курсе наших проблем, умилялись, глядя на такие отношения. Но стоило им попытаться вступить в диалог с нашими пацанами, улыбка становилась растерянной и виноватой. Мы привыкли к такому смятению и были снисходительны.

Мои попугайчики, как я их называю, посещают детский сад. В группе держались особняком, к еде не прикасались, на занятиях вели себя старательно. Избегали праздников. Даже новогодние утренники не впечатляли Макара, а Захар старался оградить малого от неудобств.

Дети жестоки в своем понимании мира. Для них еще не существует полутонов. Все непонятное вызывает либо интерес, либо агрессию. В группе от воспитанников все чаще звучали слова оскорбительного содержания. Захару-Макару становилось все труднее находиться в саду.

Первое пребывание в Реабилитационном центре  принесло свои результаты. Мы радовались первым словам. Но педагоги Центра предупредили: «Смените садик, или группу, или воспитателя. Иначе наш общий труд будет напрасным, а мальчишки снова замкнутся». На кону были с таким трудом приобретенные навыки.

К чести руководства ДОУ, нам пошли навстречу и перевели близнецов к более опытному педагогу  группы с детьми на год помладше.   Это помогло пойти дальше.

Когда наблюдали за всем происходящим, нам с мужем пришла в голову мысль разлучить Захара-Макара. Родители выступили категорически против. Мы же пошли на хитрость:  предоставили папе-маме отпуск сроком на две недели без детей! И – ура!!! От такого подарка уставшие родители не смогли отказаться и укатили на Байкал. Это была их первая серьезная разлука.

Старшая сестра близнецов Аришка, дед и я принялись за мальчишек.  Дни были насыщены отдыхательно-развлекательно-купательно-едательной программой. Со всех сторон на них лавиной шла информация. Телевизор, компьютер, телефон под строжайшим запретом. Только  воздух, вода, еда, велосипеды, самокаты, машина, турники, лестницы, деревья, животные, растения. Лопаты, совки, грабли, тяпки, швабры, ведра. Самодельные игрушки, советский фильмоскоп. Гармошка, гитара, дудки, барабан.  Лучший логопед, массажист, остеопат…

Синяки, ссадины, ушибы, царапины. У Захара разбитый нос, Макар с фингалом под глазом. «Ребенок без синяков – плохой ребенок!» Какое счастье! Вместе с соплями-слезами попытки пожаловаться, а для этого нужны слова. Одних эмоций мало.

Через две недели родителей встречали загорелые, чумазые, очумелые от вседозволенности Захар-Макар. Конечно, каша во рту, почти ничего не понять. Пусть хоть и тарабарская, но это же речь!  Огромное желание говорить, делиться впечатлениями.

Увидев такой результат, родители сдались и решились разлучить на месяц Захара и Макара.

Мы с дедом выбрали для себя Макара. Захар с семьей отбыл по месту проживания в город Мирный.

Первые два дня ребенок молча искал. И нашел. Книгу. Нет, конечно же, до этого книги он видел, но он их не замечал, как и то, что в них есть. А здесь он совершил открытие. В книге есть картинки и знаки. И прозвучал вопрос:

– Бунь (т.е. я), Ы..?  – и палец на странице.

– Буквы. Их нужно читать. И будут слова. Хочешь, научу?

– Та.

Нам на помощь  пришли буквы. Азбука! Азы-буки-веди! И плотину прорвало. Через неделю занятий Макар знал все буквы. Вторая неделя была посвящена слогам и цифрам. Затем пошел счет.

– Один прибавить к двум. Сколько будет?

– Много. Три.

– М и А. Читай..

– МА, МА, МА, МА…

Вслед за этим восторженное: «Мама!» Буквы – в слоги, слоги – в слова.

И так по накатанной, где пропевая, где отрывисто, где уже с ленцой… читаем слова, читаем!

Какое это счастье — Макар говорит!

Глядя на наши успехи, восхищаясь нашими результатами, используя и корректируя наши методы, родители добиваются того же и от Захара.

Ровно через месяц в телефонной трубке для меня от Захара прозвучало слезно-просительное:  «Бабуня, отдай мне Макара, он же мой, а не твой…»

 

Для чего я вам это все рассказываю? Не отчаивайтесь! Диагноз – не приговор. Приговор – неверие! Ищите свои пути, свои приемы, даже, казалось бы, самые невероятные! И тогда все у вас получится.

 

Лидия ГЛАЗКОВА