Бык у народа саха – очень почитаемое, любимое животное. И мясо у него совсем не хуже, а то и лучше, чем любое иное.

А понятие «Тымныы о5уhа» («Бык холода») – с давних времен очень глубокое. Это подтверждает, по-моему, недавно прочитанная в местной газете история про одного замечательного быка. Не удержусь, перескажу вкратце, так как не все читают эту газету. Так вот, этот бык буквально перед зимой исчез. Его нашли только после Нового года в лесу. Он, оказывается, как конь, подкапывал из-под снега траву, хоронился в густом тальнике и оброс густой длинной шерстью! Вот истинная природная приспосабливаемость якутского быка! Если бы его не нашли, он точно перезимовал бы. А так, бедный, умер: после непродолжительного отогрева выпустили на мороз, и у него развилась пневмония. Жалко!

Помню незабываемое, яркое из детства. Летом мы переезжали с фермой в сайылык – летник. Ах, как чудно было в тот день: радость встречи с речкой-красавицей Тамма с ее береговыми ласточками, откапывание нашего закопанного прошлым летом богатства, красивых осколков от посуды… К вечеру витал вкусный запах оладьев, дымокура. И звучал такой протяжный, надсадный, глубокий рев двух быков-самцов – хозяев стада.

Один из них был бело-рыжим, другой черной масти – крупные, сильные, с широкой могучей грудью, лобастые, вихрастые и с большими розоватыми мешочками между задних ног. Все с восторгом смотрели на их бой. Они громко ревели, копали копытами землю, аж пыль столбом, глаза наливались кровью. Взрослые мужики еще их науськивали, и тогда они кидались навстречу друг другу. Один раз чуть не случилась беда. Одному из быков, видимо, надоело, и он вдруг устранился в сторону хотонов. И хорошо, что там стояли взрослые, в основном, мужчины. Они успели расступиться. Главное, бык был, видимо, не очень рассерженный и спешил к своим коровам. 

Мы однажды с большим удивлением увидели, как пастух Павел загнал быка и корову в узкое огороженное место. А сам ходил вокруг и свистел потихоньку. А на нас крикнул: «Уходите быстро, не мешайте!». Мы ушли, а Сережка остался. Потом он нам говорил скучно: «А, это известное дело – когда бык залезает на корову. Только дядя Павел быка заставляет». Помню, мы смеялись.

Еще один экземпляр быка. Водовоз. На нем возили воду с реки. На дню несколько раз туда и обратно по три километра. Его приучили после каждого подвоза воды получать мзду – хлеб с солью. Если кто забывает дать, так он не двигался дальше, пока не получит свое и обязательно – с солью!

А чудесная пора сенокоса! Мы, сельские дети, уже с четвертого класса каждое лето ездили на сенокос. Это замечательное время окрашивалось дружбой, весельем, различными приключениями. У нас были и лошади, и быки – наши сильные работяги-друзья. Мы их очень любили, ухаживали за ними. Даже мы, девочки, накинем телогрейку на спину лошади и – галопом! Устраивали и необычные, смешные гонки на быках. Это тебе не на лошади. Очень жестко, недолго и упасть. Но смотреть было – умора! Иной бычок как вздрогнет задними ногами вверх, тут уж не каждый удержится на его спине.

Вообще бык – очень умное животное. Очень послушен, у нас только один бык был капризным и упрямым. Ему всегда давали кусочек хлеба, только тогда он шел куда нужно. Был бык Саадьа5ай, всеми нами любимый, очень умный. Когда на него предстояло садиться, а он был большой очень, животное поворачивало свою опущенную голову к туловищу: встав на нее, можно было вскарабкаться на спину. В летний зной полно разной мошкары и гнуса, они густо облепляли его мокрый нос, ноздри и глаза. Саадьа5ай тогда тихонько мычал и тыкал в тебя носом. Ему чистили нос, глаза, слегка скребли шею. Бык был очень благодарен и ласково лизал шершавым языком наши руки. И он, и мы были наполнены, счастливы взаимной любовью.

Пусть наш любимый Бык-трудяга разгонит своим трубным басом все напасти и принесет покой и отраду!

Клара ЕВСЕЕВА