О ТОМ, ЧТО российское правительство кинется во все тяжкие, чтобы показать своевременность повышения пенсионного возраста, предполагали многие. Немногие, однако, были готовы к тому, что аргументов не окажется вовсе и в ход пойдут какие-то совершенно безумные доводы.  И в этой части у родного правительства и депутатов никогда не было проблем – если возможен наихудший вариант, они пойдут наихудшим вариантом, если что-то может быть не понято – оно не будет понято. Законы Мерфи у нас работают как нигде.

Вот целый министр здравоохранения Российской Федерации Вероника Скворцова рассказала, что продолжительность жизни человека может быть увеличена до 120 лет. В этом никто из преданных зрителей Первого канала и России-1, конечно, и не сомневается. И именно этим зрителям очевидно, кто именно из ныне активных политиков запросто доживет хоть до 120 лет, хоть до 220. Вопрос пока лишь в том, что пенсионный возраст для мужчин до 65 лет повышать нужно сегодня, а сегодня мало кто из трудоспособных мужчин в стране доживает хотя бы до 64-х. Но могли бы до 120. Но пока только до 64-х. Этот незначительный казус запросто компенсируется тезисом российского министра из команды Дмитрия Медведева о том, что «Потенциал вообще жизни человека — он достаточно велик. По самым скромным оценкам, не менее 120 лет человек может жить в том случае, если он сам не укорачивает себе жизнь и если обстоятельства не укорачивают ему жизнь».

Почему-то министр здравоохранения России не рассказывает, что самое действенное обстоятельство, которое укорачивает жизнь человека в России – это факт проживания человека именно в России. С ее волшебной зарубежной медициной для крупных чиновников и с ее отечественной медициной для всех остальных с вечным «на ближайшие две недели записи к терапевту нет».

Но ведь министр здравоохранения не станет просто так говорить о каких-то оторванных от реальности вещах. На то он и министр – самый главный человек в стране в одной из самых важных сфер. И поэтому Вероника Скворцова на немой вопрос, как дожить до 120 лет, дала развернутый ответ.

Вот он: «Жизнь как биологическое явление напоминает синусоиду: есть период детства, потом активная зрелость — взрослый возраст, потом биологическое старение и уход человека. Для того чтобы увеличить продолжительность жизни, нельзя искусственно увеличить один из периодов. Увеличение продолжительности жизни — это не удлинение процесса старения, в биологическом понимании это расширение всей синусоиды».

Понятно теперь?

Расширяйте свою синусоиду.

Ясно ведь, как дважды два. Не расширил вовремя синусоиду – умер в 64. И сделал государству хорошо, потому что мертвому налогоплательщику не нужно отдавать пенсию. И можно побольше денег отдать на премию министру здравоохранения, который в нужный момент говорит правильные слова. А когда расширил синусоиду и дожил до 100 лет, то расстроил мудрое российское правительство. Потому что его председателю и министрам придется придумывать новую пенсионную реформу, чтобы в бюджете появились деньги на пенсии всем этим внезапно возникшим долгожителям.

 

А ТЕМ ВРЕМЕНЕМ министр труда и социальной защиты РФ Максим Топилин рассказал в среду, что власти 61 региона направили в Госдуму положительные отзывы об инициативе правительства повысить пенсионный возраст. Это не означает, что остальные регионы против, а означает, что остальные еще не направили отзывы. Срок, когда власти всех субъектов должны представить отзывы, истекает 16 июля.

При этом соцопросы показывают, что наибольшая часть населения не поддерживает повышение пенсионного возраста. Но ведь то население не поддерживает, а не парламентарии, избранные населением для защиты его интересов. Депутаты Ил Тумэна большинством голосов одобрили предложение правительства с незначительной оговоркой о сохранении статуса кво в вопросе пенсионного возраста для малочисленных народов Крайнего Севера. Вроде и федеральное партийное руководство не подвели, и вроде за людей вступились. А по факту – ни бе, ни ме, ни кукареку.

Зато как примут пенсионную реформу к исполнению, так и заживем до 120.

Вероника Скворцова напомнила, что в XIX веке детство заканчивалось в девять лет, в начале XX века — в 11, перед началом Великой Отечественной войны — в 14. В 60-е годы XX века ребенком переставал считаться 16-летний человек, сейчас в России совершеннолетие наступает в 18 лет, а в большинстве европейских стран — в 21 год.

«По мнению Скворцовой, необходимость каждого индивидуума развиться до уровня современного человека определяет тренд на удлинение детства и активного трудоспособного возраста», – поясняют федеральные СМИ позицию министра здравоохранения.

А нам что остается делать? Только исполнять – с завтрашнего дня работать больше и дольше, чтобы послезавтра умирать не в 64, а в 120. Довод, кажется, вполне в логике российского правительства.

 

Алексей МОРОЗОВ