В детстве она грезила о профессии балерины. И мечта вполне могла стать явью, однако судьбе было угодно, чтобы Оксана Честных стала пианисткой. Приехала за мужем в далекий холодный Якутск… Но до сих пор танцевальные движения под музыку иногда рождаются в голове.

– Это просто не судьба, все обстоятельства тогда, в далеком детстве, складывались против того, чтобы поступила в хореографическое училище. Но в девять лет я сделала родителям новое заявление: «Буду пианисткой!» – после того, как увидела по телевизору исполнение Рихтером пьесы «Порыв» Шумана.  Очень эмоциональная, яркая, романтическая музыка…

В их доме было много книг, музыки, свободомыслия и творчества. Мама, Людмила Георгиевна, самостоятельно научившаяся играть на фортепиано уже во взрослом возрасте, давала первые уроки дочери. Она всегда была рядом, а как филолог ввела Оксану в большую литературу, научила читать между строк… Отец, Юрий Николаевич, души не чаявший в позднем ребенке, воспитывал дочку в строгости, приучал к труду, зная, что это станет фундаментом сильной личности. Нравственно закалял, воспитывал духовно. А когда в 14 лет Оксана поступила в музыкальное училище при консерватории и уехала в Москву, каждый день писал ей письма. «Папа был огромной души, как солнышко…» – говорит она. Когда он умер, в природе как будто все изменилось, в ней что-то сдвинулось, но не в сторону горя и обиды, а наоборот – она стала воспринимать мир с любовью. А ощущение света, тепла и защиты, что давал отец, осталось на всю жизнь.

– Как родители не побоялись отпустить вас, домашнего ребенка, учиться в Москву?

– Отец сказал: «Я в ней уверен». Жила в общежитии, один раз в неделю ходила на почтамт звонить родителям в Брянск. Очень много занималась, надо было нарабатывать технику… Я такая упорная – патологическая отличница! (Улыбается).

– Интересный момент: ваша дочь Ася Чжан, проявившая себя как талантливая пианистка еще в раннем детстве, уехала учиться в Москву в это же учебное заведение в том же возрасте…

–  Да, тоже жила в общежитии… А после окончания в 19 лет поступила в Высшую школу музыки в Берлине, уже третий год учится там.

– Целеустремленная – в маму!

– Сейчас начинаю обнаруживать в ней свои черты, но в Асе очень много от отца, особенно в ощущении музыки… Сейчас она учит произведения, которые именно Саша играл.

– Ваш супруг Александр Чжан – известный пианист, руководитель Академии музыки Якутского музыкального колледжа. Вы вместе учились?

– Он пришел в нашу группу на третьем курсе, после армии. Как-то захожу в аудиторию, а там какой-то… лысый на рояле наяривает…

– Вы его увидели и…

– Нет (смеется)! Но он часто заглядывал в нашу комнату в общежитии, очень внимательный такой, интеллигентный. А однажды, помню, как-то разговорились с ним о поэзии, и я почувствовала такую родную душу… Потом в репетитории услышала, как он играет мою любимую «Осеннюю песню» Чайковского и… все!

– Как ваши родители приняли Александра?

– Они сразу почувствовали его хорошие стороны – доброту, чуткость…

– Отцы обычно ревнуют дочерей к избранникам.

– Отец не вмешивался в мой выбор, никогда ничего по этому поводу не говорил. Папа был музыкантом – я думаю, он сразу увидел в Саше родственную душу. А какие они шахматные турниры устраивали… Мужу было комфортно, как в родной семье.

– Как вам дался период, когда дочь уехала учиться?

– Я ощутила какой-то провал, хотя умом понимала, что Ася учится, все хорошо. Моя жизнь много лет была посвящена дочери, и вдруг пришлось перестраиваться… Саша скучает по общению, по разговорам с ней – они духовно очень близки. Но появилось больше времени для себя, своего самосовершенствования.

– Считается, что творческие люди в быту не приспособлены – вы согласитесь с этим?

– Нет, все индивидуально. Я, например, порядок люблю, хотя у плиты стоять – не очень. Но если готовлю, то вкусно – домочадцы любят мой торт «Наполеон». А вот Ася с удовольствием кулинарией занимается, у нее очень хорошо получается. Александр вообще на все руки мастер, в квартире все сам обустроил, моя задача – дизайн, цветовая гамма… Люблю пастельные тона.

– Традиционный вопрос «Она+»: что нужно, чтобы тянуло домой?

– Чтобы любили. Чтобы человек знал, что его ждут.

– Музыкант – не хлебная профессия…

– Я бы сказала – это призвание. Высокое призвание для тех, кто без этого не может жить. Мы служим музыке. А то что не хлебная… На необходимое нам хватает, что-то большее необязательно. Когда думаешь о смысле жизни, своем предназначении, понимаешь – что настоящее, а что второстепенное. Я бы конечно не отказалась от большого дома на берегу моря с белым роялем, но… особо не страдаю (смеется). А главное счастье у меня есть.

– В чем оно?

– Это любимые люди и любимое дело – музыка, которая дает огромную силу любви. Искусство ее тоже дает, но музыка – больше! Она открывает в душе такие струнки, которые жизнь не открывает.

– Многим музыка облегчает тяготы бытия…

– Она помогает духовному развитию, эмоционально – психологически облегчиться, как выплакаться… Музыка великих композиторов пробуждает высокие чувства, окрыляет, уметь воспринимать ее нужно приучать с детства.

– Женщины эмоционально существа тонкие, нам это мешает или наоборот?

– В искусстве – хорошо, в жизни – надо уметь сдерживаться, я думаю. Но естественная искренность – это прекрасно!

 

 Елена ПТИЦЫНА