Маленькие  сигналы о надвигающейся беде

 

На той неделе совершенно случайно (у меня все случайно) на просторах интернета я увидела  картинку   человеческого  глаза  и что может говорить то или иное образование на глазу.  Увидела  на картинке  новообразование в нижней части правого века справа, как бы папиллому.   Еще года за три до моего заболевания появилась первая бяка на правом глазу внизу века.  Я пыталась выдавить,  смазать  глазной мазью, но видя, что не проходит, обратилась в глазную больницу.  Мне там прописали удаление и назначили день операции, т.е. удаления папилломы.  Сказано – сделано.  И забыто.  Года через два на том же самом месте обнаруживаю то же самое, что было  раньше.  Опять иду в больницу, где мне снова удалили.  Я предупредила доктора, что у меня эта беда уже вырастала,  она ответила, что уберет тщательно.   Это было в июне.  В октябре  у меня обнаружили онкозаболевание.  А в интернете насчет места моей папилломы написано, что это свидетельствует об онкозаболевании.  Это произошло точно со мной. Это был сигнал моего организма.

Весь мир переживает, что  про болезнь узнают слишком  поздно и на самом деле это так.  Но за эти годы в своих долгих думках что только я не перебрала в воспаленной   голове!  И все-таки есть сигналы, на которые мы, нормальные здоровые люди, не обращаем внимания.  Перечислим.

Слабость.  Летом  2010 года я стала чувствовать, что быстро  устаю,  утомляюсь от мелочной работы,  появилось неистовое желание  все время  лежать.  Приходя домой,  я ложилась на диван и ничего не хотела делать, летом даже огород запустила.  Все лето пролежала. Конечно, искала обьяснения.  Находила оправдания:  мне же много лет, старею, поэтому слабость.  Давно не отдыхала, надо грамотно отдыхать, поехать на курорт, подлатать здоровье.  Так и сделала:  в то лето мы с мужем поехали на Кавказ в санаторий и славненько отдохнули, правда,  я пролежала в номере: никуда не ходили (кроме утреннего моциона) и не ездили.  Чувствовала слабость все время.

Было какое-то странное чувство, которое меня удерживало от долгосрочного  стратегического  планирования, от далеких поездок,  какой-то серьезной работы.  Я бы сказала сейчас – интуиция.  Например,  семья еще в феврале планировала  летний круиз на Гавайи,  выбирали  сроки, маршруты,  корабль, каюту…  Я настойчиво отказывалась ехать,  никто не мог понять,  почему, в чем дело.  Мой ответ был более чем странным:  здоровье не позволит. Хотя на тот момент ничего у меня не болело и не предвещало.

Пессимизм в настроении.  Я стала много думать о будущем, о внуках,  часто спрашивала «московскую» внучку Настю, которая в то лето гостила у нас:  «Настя, ты будешь меня помнить, когда меня не будет?»  И это ни с того ни с сего, вдруг.  Она отвечала:  «Да, конечно. А ты куда уедешь?»  Про себя я думала, что никуда не уеду, просто меня не будет в этой жизни.  Хотя к этому ничего не располагало,  ничего не болело и ничего не обрушилось в семье.

Во времена коммунистов врачи как-то вмешивались в наши отпуска, курорты, лечение.  Например, возрастным людям, как мы, они не подписывали курортную карту и не разрешали ездить в жаркие страны и т.д.  Сейчас все можно. Все разрешено. И вот мы с мужем в августе, в самую жару, оказались на Кавказе, где температура была под +40.  Это мне тоже не прибавило здоровья.  Все-таки нельзя  сильно менять климат.  Сейчас вся страна,  от мала до велика,  лежит на пляжах  Египта, Турции, Европы:   все загорают.  Моя сестра Роза Капитоновна тоже утратила бдительность и поехала в Испанию в самую жару, оттуда на день — на Мертвое море, где она и окунулась в целебную грязь после перенесенного почти  40 лет назад онкозаболевания.  Правда, через два месяца после этого отдыха она нащупала у себя новую опухоль и помчалась к врачу,  которая  ей поставила диагноз: рак молочной железы.  По сей день она жалеет, что поехала в Испанию в то лето.

 

Это мои размышления в новогодние ленивые времена.  Пока у меня никаких тревог нет, слава богу.  На курорт я езжу  в апреле и октябре, когда прохладно и когда начинается сезон субсидий.  На даче летом почти ничего не выращиваю — слабость, но не та, которая раньше была, а новая – после тотального удаления желудка у меня  нет сил.  Вчера узнала с  американского  сайта, что  сил нет у  ВСЕХ  выживших.  И это меня чрезвычайно обрадовало и вдохновило.   С внучкой  Настей  говорим на другие темы,  она со мной ездит на курорт и вечерами мы с ней танцуем  или идем на какое-нибудь развлечение, концерт…   В последнее время  с дочерью начали планировать, как отметить мой день рождения,  юбилей, который будет летом…  Времени много впереди…

Капиталина АЛЕКСЕЕВА