Наконец-то, шумиха по принятию поправок в Конституцию закончилась… Но меня возмутило отношение некоторых знакомых: было странно, когда люди, с которыми я не общалась долгое время, вдруг активизировались. Ладно бы, просто позвонили поболтать о том о сём, так нет — сразу с места в карьер: спрашивали, как буду голосовать. А услышав ответ, начинали агрессивно агитировать или «против», или «за», нервничали, срывались на крик, кое с кем мы даже поругались. Но добил меня звонок из-за границы.

 

Дальняя родственница, благополучно проживающая много лет в одной из маленьких европейских стран, возмущалась и поносила российскую власть, критиковала нашу медицину и законы. Её не устраивает наша страна. Так ведь она уехала и неплохо живёт по другую сторону границы, и какое ей дело, как я буду голосовать?! Почему её это так задевает? Активизировались гены прадедов-революционеров, которые ставили к стенке богачей и аристократов?

Почему в нас так сильно укоренилась нелюбовь и огромное неуважение, даже презрение к власти? Почему у нас каждый богатый человек — вор, любой чиновник — казнокрад? А при любом противостоянии мы не ищем диалога, а пытаемся противопоставить себя всему миру, примеряя лавры Че Гевары?

Понятно, что корни этой проблемы идут с начала прошлого века, когда наши предки свергли власть и расстреляли царскую семью. А потом это закрепилось во время перестройки, и кулуарные кухонные «митинги» вылились на улицу. Тогда обычный человек впервые почувствовал свою силу, но, как всегда в истории происходит, этой самой силой воспользовались совсем другие. И в нас закрепились двойные стандарты.

Мы живём в своей стране, плохо или хорошо, но эта наша родина, а мы пренебрежительно называем её «Наша Рашка». Сами выбираем с периодичностью в несколько лет власть, а потом поносим её, на чём свет стоит. Вдумайтесь только, у нас не было ни одного президента, которого бы мы уважали при его власти. Над Ельциным смеялись и придумывали анекдоты, Горбачёва тихо ненавидели за развал страны. А Путина… Кто только его не поносил?! Как бы мы ни относились к нему, он — наше «лицо». Мы можем его не любить, быть против его методов, но выказывать хоть минимум уважения и быть вежливыми — обязаны. Хотя недавно были приняты законы об ответственности за клевету и публичные оскорбления.

Так же дело обстоит и с якутскими президентами. Помню, как оппоненты с иронией называли Михаила Николаева ветеринаром и советовали идти в деревню, крутить хвосты коровам. Вячеслава Штырова — откровенно вором, а Егора Борисова издевательски сравнивали с водоплавающим животным. Айсену Николаеву постоянно пеняют на его физиологическую особенность, видимо, другого изъяна пока не нашли. Николаева-первого народ стал любить много позже — когда пришло понимание, сколько он для республики сделал. Но не раньше.

Смешно сказать, но даже те, кто сделал себе имя и капитал в нашей стране, всячески высказывают своё громкое «фи» и власти, и простому народу. Всё время кивают в сторону других стран и превозносят кого угодно, но не свою родину. Настоящие патриоты вымерли, как динозавры, на их место пришли ушлые циники…

 

Алла СНЕЖНАЯ