У моего младшего сына начался кризис трехлетнего возраста. Когда что-то идет не так, он кричит, возмущается, дерется, кидается вещами. Некоторые знакомые не верят. Можно подумать, если ребенок в спокойном состоянии выглядит как ангел, то это как-то защищает от того, что из его голубых глаз будут сыпаться искры, а изо рта вырываться крик разъяренного орангутанга.

 

Помню, когда у старшего сына начался подобный кризис, меня периодически трясло. Я закрывалась от ребенка в комнате, боясь, что я его стукну. Когда у дочки начались истерики с получасовым ором, я не знала, как реагировать. Меня расстраивало, что я никак не могу успокоить малышку.

С третьим ребенком я совершенно спокойна. Смотрю на орущего ребенка, не мучаясь комплексами неполноценности или приступами вины. И когда слышу, что он начинает затихать, спрашиваю: «Теперь тебя можно утешить?»

Чтобы достичь дзена в воспитании трехлеток, надо понять несколько основных вещей о первом возрастном кризисе детей. Самые яркие проявления его можно заметить от 2,5 до 3,5 лет. Кризис возникает потому, что ребенок становится самостоятельной личностью, отделяется от мамы, отстаивает свои границы, хочет все делать самостоятельно, но часто «я сам» не соответствует «я могу». А если учесть, что до 5-6-летнего возраста дети не умеют контролировать свои эмоции, то на выходе получаем маленький взрывоопасный коктейль.

Хотел есть мороженое сам, но оно упало на пол? Истерика. Просил нарезать яблоко в свою голубую тарелочку, а получил в зеленой? Отказ есть, швыряние тарелки в стену. Взяли без его разрешения кусочек банана, на каше солнце из цукатов недостаточно красивое, испачкал свою любимую футболку – рев до икоты. Как реагировать родителям?

Во-первых, успокоиться. У вашего малыша еще не развит эмоциональный интеллект, то есть он не понимает и не справляется с выражением своих чувств, и ваша задача – научить его.

Во-вторых, не надо обесценивать проблему малыша – ему действительно очень грустно, что футболка грязная и с ней придется расстаться на время стирки. Слова: «Ты сам виноват, я тебя предупреждала, что ты криво держишь чашку» и т.п. не помогут.

Представьте, что вас уволили с любимой работы за небольшую провинность. Вы приходите домой в слезах, а муж встречает со словами: «Ты сама виновата, что не услышала будильник и проспала это совещание, я тебе говорил, чтобы ты ложилась спать вовремя!» Вас это утешит? Так почему вы думаете, что ваша критика поможет ребенку? Важно принять и объяснить причину слез: «Тебе очень грустно, что твоя футболка вся в какао и теперь ее нужно снять?» Иногда этого достаточно, чтобы уменьшить уровень истерики, но иногда это открывает новый кран слезотечения. Простыми словами вы делаете огромный вклад в будущее – когда ребенок станет старше, он сможет сам объяснять причины своей грусти, гнева и лучше контролировать их.

В-третьих, предложите обнять и утешить малыша. Если он не хочет, это его право. Скажите: «Хорошо, но если ты вдруг захочешь, чтобы я тебя обняла, я буду рядом». Обычно моему сыну надо пару минут пореветь самостоятельно, только потом он говорит: «Я хочу на ручки». Когда ребенок почти успокоился, я с ним тихо разговариваю: «Ты расстроился и грустил из-за любимой футболки, но не надо бить маму из-за этого. Маме больно, и она тоже расстраивается». То есть говорим о правилах поведения только тогда, когда ребенок вас слышит. В момент истерики, когда он орет так, что закладывает уши, читать нравоучительные монологи бесполезно. Да и вообще долгие монологи – не для детей. Им достаточно нескольких фраз, потом внимание рассеивается, они устают слушать одно и то же, пусть и разными словами.

И, наконец, надо переключиться с проблемы на ее решение. «Давай я тебе дам тряпку, ты разольешь разлитое какао, а потом вместе пойдем и постираем твою футболку? Вечером она уже будет сухая и чистая». Если у проблемы нет решения (хотел пойти в гости сегодня, а не завтра, хотел сам открыть домофон, но не успел и его опередили старшие), просто отвлечь и предложить какое-нибудь занятие на выбор: порисовать, почитать книгу, погулять, покидать мяч – вместе с мамой, одному или с братом и сестрой.

Принять эмоции ребенка – это не значит потакать его капризам и растить деспота. Но три года – это тот самый возраст у малыша, когда родителям пора пересмотреть принципы воспитания, принять ребенка как личность, снизить количество запретов, оставив только те, которые жизненно необходимы, дать больше поводов проявить самостоятельность (например, поручать мелкие домашние дела) и предоставлять выбор (не «хочешь остаться дома –  не иди в детский сад», а «какую машинку ты возьмешь в детсад поиграть?»).

В общем, дышите спокойно: кризис длится около года, а потом у вас опять будет чудный ласковый ребенок. Вплоть до кризиса семилетнего возраста. Ну, потом, как вы знаете, начнутся подростковые бунты.

А пока наслаждайтесь!

 

Вероника СКВОРЦОВА