В нашем коллективе почти все люди прямые — правду-матку так и режут, и прямо в глаза.

Недавно завотделом Мария Александровна пришла на работу с большим тортом. Нарядная по случаю дня рождения, в новом костюме, волосы накручены. Увидев её, правдолюбец Собакин так и ахнул:

— С днём рождения вас, Марисанна! Знаем, знаем: стукнуло ровно шестьдесят лет и три года. Но сегодня вы — просто загляденье, не то что в обычный день, когда лишний раз пройти мимо вас не хочется. Ну просто молодцом!

Вспыхнула от этих слов именинница, но в это время подбежала к ней наша модница Кошкина:

— Да мы сегодня в новом прикиде! Сим-па-тич-но! Где вы такое оторвали? А-а, в магазине «Сира» говорите, фу, конечно, тогда ширпотреб. Да вот оно и видно — ткань некачественная, скоро катышками вся изойдёт. А вы чё, Мария Алексанна, расстроились что ли? Ничего, новый купите. Вообще, мой вам совет: с вашей зарплатой плюс пенсия не покупайте ничего китайского! Надо себя любить в таком-то возрасте и позволять себе только брендовые вещи.

Лицо у Марии Алексанны начало багроветь. Но зашёл как раз компьютерщик Дима и сказал деловито:

— Я забираю ваш комп, там всё убито, придётся повозиться.

Выходя, краем глаза он увидел большой торт на столе и засиял.

— У кого-то днюха? Йес! Снова будем торт! — радостно сказал он.

И чуть тише, но всё же слышно буркнул уже с коридора:

— Хоть один дивиденд в нашем коллективе: старики всегда накормят.

— Спасибочки, я не буду торт, — высказалась в тему самая молодая в отделе Соловьёва, недавно отметившая 45-летие. — Эти бьющие по печени торты ни к чему хорошему не приведут.

— Ну ты, Машка, даёшь! Столько денег угрохать на такую туфту! — с опозданием  (хроническое ПЗ), как всегда, включилась в обсуждение наряда ветеран труда Галкина. — И откуда у тебя столько денег — вроде, оклады у нас одинаковые, и пенсии. Кроме того, муж у тебя лишней копейки в дом не принесёт, скорее, пропьёт. Да и ипотека на тебе.

Тут Марию Александровну словно подменили. Вдохнув побольше воздуха, она выдала на-гора ещё несколько свежих порций правды-матки.

Первая порция пришлась по пылкому Собакину и высветила целый ряд его кошмарных недостатков, среди которых самый безобидный — почти ежедневный дух перегара, отравляющий рабочее пространство. Вторая порция досталась «драной» Кошкиной, готовой ради шмоток продать душу и тело и которой с её куриными мозгами в уважающем себя учреждении делать просто нечего.

Самая убойная порция, конечно же, предназначалась для Галкиной и была насчёт завистливости, карьеризма и вообще старческого маразма.

— Скольких молодых ты сожрала, выжила интригами, держась за своё насиженное место? — грозно спросила она Галкину.

— Вместе с тобой, дорогуша, вместе с тобой, — пролепетала та.

— Ты меня здесь не приплетай, я иглы девушкам в сумки не подкладывала, ведьма!

Открылись бы более ужасающие подробности, но снова забежал компьютерщик  Дима и ненароком принял на себя удар рикошетом: «Полная деградация!»

— Ходите тут! Штаны просиживаете с утра до вечера. Весь мир у него виртуальный! Никакого лексикона, всё-то у него убито, и туда же: начальству подлизаться да ратовать за омоложение коллектива. Жвачки да кока-кола — и это мужик?!

Вот так и живём мы в коллективе. Выкладываем правду, и без обиняков в глаза. Эх, правда-матка… А большой торт так и остался несъеденным. Жаль…

 

Зинаида БРИЗ