В начале ноября 2017 года в театре «Балтийский дом» в Санкт-Петербурге состоялась премьера спектакля «Тарас».  Статья о  событии в газете Metro вышла с подзаголовком «Для постановки спектакля театр пригласил Сергея Потапова, которого называют «якутским Тарантино».

Сергея  с удовольствием  приглашают ставить спектакли в разных городах страны и ближнего зарубежья.  В Якутске он редкий гость, но в мае столице  повезло.

Переполненный зал (ни одного свободного места!),  сам Сергей Потапов — скромно с краю в восьмом ряду. Дамы и кавалеры в вечерних нарядах, зав. литературной частью Галина Вахитовна в фойе театра в оригинальной шляпке (фантасмагория). Все в предвкушении.

Спектакль «Дни Турбиных» современники назвали романом-реквиемом, «трагедией душ и судеб русской интеллигенции на революционном сломе эпох». Мотивы выбора данной пьесы режиссером остаются за кадром, но  можно  попробовать провести параллель и сказать, что мы сейчас тоже живем на сломе эпох. Судьба интеллигенции, и не только, также вызывает вопросы.  Лет через 100, возможно, сможем (потомки смогут?)  узнать, чем все это обернулось.

На программке, рядом с названием спектакля, пояснение — «фантасмагория». Энциклопедия расшифровывает это слово как  «нагромождение причудливых образов, видений, фантазий, хаос, сумбур, гротеск».  Никаких особо причудливых элементов в спектакле нет.  Ни стриптиза, ни  акробатов в балетных пачках. И текст Булгакова режиссер использовал «один в один».  То, что в течение нескольких дней власть в Украине переходит от белогвардейцев к немцам, затем к петлюровцам и после них – к большевикам, точнее было бы назвать вакханалией.

Что в спектакле есть? Добротная игра актеров. Особенно отметим органичность  и вокальные данные Ильи Данилевского (поручик Шервинский), Ивана Мишагина (житомирский кузен Лариосик). Еще есть хороший юмор и  метафоры, о значении которых предстоит пофантазировать  зрителю.  Это: новогодние ёлки, свисающие  с потолка вниз вершиной; метаморфозы люстры, дающей основной  свет столу, за которым собрались персонажи. В начале первого действия это простой тканевый абажур. Затем, во время сцен, когда убивают Алексея Турбина (актер Евгений Кузьмин),  а Елена Тальберг (актриса Екатерина Зорина) соглашается выйти замуж за  Шервинского  и предстает в новом образе и новом платье, над сценой повисает многоярусная хрустальная люстра. Как будто за окном  нет войны, а есть только праздник  и  много надежд на лучшее будущее, как это обычно бывает перед  новым годом.  Позднее  люстра  исчезает в глубине сцены, сопровождаемая красным заревом. В воздухе повисает тревога. В начале четвертого действия над столом снова появляется простой тканевый абажур.  Иллюзий нет, впереди испытания.  И для  страны,  и для каждого участника этих событий.

Отдельно хотелось бы сказать о музыке в спектакле (Сергей Ацегейда, Иван Чайка). В фильме Владимира Басова (1976 г.) на протяжении трех серий  звучит прекрасный романс  «Белой акации гроздья душистые».  Режиссер Потапов в спектакль его не включил.  Здесь  много другой музыки:  оперные арии Шервинского,  известные песни в исполнении знающего три аккорда на фортепиано  Лариосика.  И даже гимн Российской империи «Боже, царя храни!». Никто пока под него  не вставал, в отличие от первых зрителей пьесы в 1926 году.

В спектакле  лаконичная интерактивная сценография (Екатерина Шапошникова), очень живой многоплановый свет, который активно играет вместе с актерами (художник по свету Артур Низамов).

Персонажи живут, дурачатся  и веселятся  и, показалось, что  очень много пьют. В контексте событий это вполне  оправданно:  в условиях  неопределенности гораздо легче воспринимать действительность, находясь в измененном состоянии сознания. В финальной части спектакля на пианино от края до края в ряд стоит много бутылок с вином. Группа сестер милосердия — или это переодетые «костлявые дамы с косой»? —  Ксения Еремеева, Татьяна Медвинская, Екатерина Нарышкина, Марина Слепнева, влившиеся в ряды героев спектакля, подтверждают: впереди, совершенно точно,  сложные  времена.

В целом спектакль  интересный и  многослойный. Режиссер бережно отнесся к первоисточнику, но расставил авторские акценты.  В некоторых  режиссерских решениях знатоки-любители  могут увидеть параллели с  Тарантино. Может, нам и показалось…  Результат зрители могли  оценить сами 18 и 19 мая в Русском драматическом театре.

 

Татьяна КРАЙНЕВА