Время подошло к обеду, а в цехе необычная тишина. Женщины стали переглядываться между собой – «Что-то у нас не так, девочки?» Потом все повернулись к Гале, поняли — дело в ней. Галя молчала целых полдня, раньше такого не бывало, прямо с утра  ее голос звучал не умолкая, как то радио. Каждый день у нее случались каки-то необыкновенные истории. Можно было подумать, что личная жизнь у нее прямо бурлит, а кавалеры стоят в очереди. Весь цех вполуха слушал ее, иногда посмеиваясь, а иногда и раздражаясь.

– Слушай, Галя, перестань выдумывать! Тебе не надоело?

А теперь женщины участливо спросили:

– Галюнчик, с тобой все в порядке? Ты че молчишь?

А Галя вдруг упала головой на стол, на только что раскроенный сатинчик, и заплакала, всхлипывая. Работницы  растерялись еще больше, подбежали к ней, стали тормошить:

– Да что такое случилось? Говори уже!

Галя подняла на них заплаканные и сияющие глаза.

– Он приехал! Он сделал мне предложение!

Напарницы уставились на нее недоуменно, потом  стали расходиться по своим местам, ворча:

– Ну, артистка!

А Галя не унималась:

— Девочки, я правду говорю! Он приехал вчера из Германии и сразу ко мне. Говорит, ждал этого десять лет.

Никто ее уже не слушал, все склонились над шитьем, только соседка по столу Наталья снисходительно спросила:

– Кто – он?

– Валя, мой бывший одноклассник. Он сразу после школы вместе с родителями уехал в эту самую Германию. Он еще перед отъездом звал меня замуж, а я не поверила. Да и не хотела я ни в какую Германию. Вот теперь приехал за мой.

Женщины рассмеялись:

– А поближе никого не нашлось? Из тех, которые тебе проходу не давали?

Галя не обиделась, она смущенно стала оправдываться:

– Я про них выдумала, простите меня. Никто за мной не бегал, просто Валентин так долго не давал знать о себе, что я потеряла надежду и стала придумывать всякие истории, чтобы совсем не отчаяться. А он, оказывается, не забыл  меня, — Галя торжествующе подняла руку и показала палец с кольцом. Женщины не удержались, подбежали, сгрудились возле нее.

– А камень-то – настоящий?

Молчавшая до сих пор бригадирша прикрикнула:

– Вы что, все с ума посходили? Какое кольцо? Какой немец? А ты, Галина, если не перестанешь врать и сбивать всех с толку, я приму меры!

Тут на пороге появился представительный мужчина  и с легким акцентом произнес:

– Уважаемые «фройляйн», разрешите увести мою невесту, нас ждут в загсе.

Наступила сцена точь-в-точь, как в конце пьесы «Ревизор».

 

Валентина СОЛОМОНОВА