Как накормить народ? По бодрым отчетам местного сельхозначальства, нам вполне по силам покрыть продовольственные потребности жителей республики. Да и сами мы, потребители, готовы покупать свое, родное.

 

На днях специально прошелся по продуктовым рынкам столицы республики. Местная продукция – вкусная, качественная и просто радующая глаз – присутствует. Но ее явно недостаточно, да и цена кусается. Маркетинговая политика, как супермаркетов, так и мелких магазинчиков, по-прежнему ориентирована преимущественно на привозной продуктовый ассортимент.

Положение в республике, глава которой курировал аграрный сектор в качестве первого зампреда, еще раз подтверждает это. Большинство предложений Якутии по развитию АПК получает поддержку и в Москве. В Минсельхозе объявили, что выделение средств из федерального бюджета в этом году увеличится по сравнению с 2019-м в три с лишним раза и составит около двух с лишним миллиардов рублей!

 

Один фермер республику не накормит

Если взять последние 20 лет существования агропромышленного комплекса, то согласимся с мнением эксперта «Она+» Валентина Петрова, разделяющего этот период на несколько этапов. Первый приходится на начало 90-х – развал совхозов и повсеместное развитие фермерских хозяйств. Это было оправданным шагом, ибо совхозы не отвечали реалиям того времени, тормозили инициативу людей. Правда, насаждая повсюду фермерство, тогдашние власти не учли специфику огромной по территории республики, когда потенциал хозяйств арктических районов не мог конкурировать с центральными и заречными улусами. В результате маломощные родовые общины не сумели устоять перед надвигавшимся рынком, были утеряны стада оленей, резко сократилось рыболовство.

Второй этап – поддержка всех форм собственности. Со второй половины 90-х годов власти, поняв, что одни крестьяне республику не накормят, объявили политику развития всех агропредприятий – и коллективных, и частных. Бывшие коллективные агрохозяйства переименовали в муниципальные унитарные предприятия и стали субсидировать поголовье коров и лошадей, обязав увеличить выпуск продукции на выходе. Предпринимались попытки объединить мелкие родовые общины в более крупные. Но и это не  помогло: оленеводство и рыболовство продолжали стагнировать.

Первый президент республики Михаил Николаев объявил, что частные подворья должны кормить не только себя, но и выгодно реализовывать излишки сельхозпродукции. Селянам стали выдавать в виде товарных кредитов всевозможную живность, в том числе «скороспелую»: свиней, кур, кроликов. Появился термин «семейная экономика». Но сегодня становится ясным, что, загнав агроресурсы в личные подворья, нельзя добиться прорыва в сельскохозяйственном производстве в целом.

 

Воз и ныне там

В ХХI веке несколько раз менялось руководство Якутии. Появилась инициированная Егором Борисовым президентская программа социально-экономического развития села на 2014–2019 годы. На ее реализацию было затрачено 8,6 миллиарда рублей, что составило более 30 процентов от общего объема инвестиционной программы республики. И специалисты признают, что определенные результаты были достигнуты: незначительно, но вырос объём продукции животноводства, стало восстанавливаться оленеводство, заработали перерабатывающие агрокомбинаты, удалось сократить долги по зарплате селянам. Было принято несколько судьбоносных законов – о сайылыках, кочевом жилье, крестьянских хозяйствах, поддержке сельхозкооперативов. Однако, как считает Петров, основные параметры программы как по финансовому обеспечению, так и по производственным показателям были провалены: «Несмотря на значительное субсидирование заготовок сельхозпродукции из бюджета республики, опережающий рост ее себестоимости не позволил расширить воспроизводство, так как доходы шли сразу на погашение кредиторской задолженности хозяйств за предыдущие годы. Продолжились уменьшение поголовья скота и лошадей, сокращение посевных площадей и валового сбора сельхозрастений, не хватало кормов».

20 лет – отрезок времени немаленький, по истечении его в экономике, как правило, наступают необратимые процессы. Судя по приведенной статистике на сайте Минсельхоза республики, сегодня можно лишь отметить, что, несмотря на некоторое улучшение положения дел в аграрном хозяйстве, поголовье сельхозживности продолжает сокращаться, за исключением оленей и кур, многие пастбища пустуют.

 

Есть надежда на крестьянина?

В кабинетах Минсельхоза готовится очередной программный документ, рассчитанный на жизнедеятельность селян уже до 2025 года. По задумке авторов, с этой программы начнется отсчет новой аграрной реформы. В четырех улусах – Нюрбинском, Жиганском, Чурапчинском, Верхоянском – уже реализуется пилотный проект, где главам муниципальных образований даны полномочия по развитию на своей территории сельхозпроизводства, подкрепленные солидными денежными вливаниями.

 

Село хорошее «на три процента»

А что по поводу развития села думают рядовые жители республики? Не так давно студенты ЯГСХА провели любопытный социологический опрос 550 респондентов в 14 улусах. Дополнительный опрос населения Якутска – 160 респондентов.

Сельское хозяйство традиционно признается большинством важной для Якутии, но проблемной отраслью экономики. Сегодня 72 процента опрошенных оценивают его состояние как «плохое» и только 21 процент – как «удовлетворительное», еще три процента считают его «хорошим». Отвечая на вопрос о наиболее актуальных проблемах сельского хозяйства, респонденты особенно часто упоминали нехватку техники и ГСМ (18%) и недостаточное финансирование сельского хозяйства государством (14%). Каждый десятый сетует на отток из села рабочей силы, шесть процентов видят основную проблему в нехватке толковых, достойных руководителей, пять – в отсутствии в деревне работы. Изредка (2%) звучит и такой мотив: «В деревне не хотят работать, копаться в земле и крутить хвосты коровам». Две трети опрошенных – 67 процентов – сами выращивают овощи на приусадебных и дачных участках.

Интересно, что, отвечая на вопрос, от кого в наибольшей степени зависят размеры урожая, литры надоенного молока и килограммы заготовленного мяса и рыбы, 38 процентов опрошенных приписывают решающую роль деятельности властей и только 25 полагают, что величина урожая и прочая зависят, прежде всего, от самих жителей села. Этот факт, согласитесь, не внушает оптимизма по поводу скорого подъема сельского хозяйства, повышения его производительности и прибыльности.

Из Послания Айсена Николаева Ил Тумэну республики: «Настало время в корне пересмотреть подходы к вопросам функционирования сельского хозяйства и села в целом. Сельское хозяйство продолжает находиться в состоянии стагнации, не развиваясь». Ставятся конкретные задачи: увеличить конкурентоспособную товарную продукцию, для чего будут выделяться серьезные дотации – как для расширения производства, так и улучшения социальной сферы в сельской местности.

 

О, майн Гот!

Помните, как наши делегации агрочиновников ездили в Калмыкию, Новосибирскую область, Алтайский край? Тогда было решено у братьев-калмыков приобрести коров калмыцкой породы, славящихся мясными качествами. Кроме этих буренок, в Якутию прибыли также мясные коровы герефордской породы уже из Новосибирска.

Это выглядело довольно странным решением, если учесть, что тогда еще не был завершен эксперимент с австрийскими коровами, завезенными десять лет назад в Хангаласский и Намский улусы. Тогда же, по заверениям высшего агроначальства, они чувствовали себя неплохо: «Дают приплод и уже – 3–3,5 тысячи литров молока в год». Но, простите, столько же надаивали и с обыкновенной якутской буренки, которой не нужно изощренных витаминных кормов и содержится она, в отличие от иностранок, на простых, не навороченных компьютерами фермах.

Чем закончился этот эксперимент, мы знаем. Он полностью провалился, бедные животные буквально тонули в собственном навозе в элитных коровниках. Стоило ли при таких показателях тратить немалые республиканские деньги и, кстати, везти их самолетом из самой Вены? Где обещанное молоко, надаиваемое от австриячек по 8-8,5 тысяч литров в год? И это только на первом этапе!.. Не будем забывать, что гигантские суммы на развитие сельского хозяйства идут из бюджета, а, значит, из нашего с вами кармана.

Говоря о продовольственной безопасности республики, заметим, что мы обеспечиваем свои потребности в мясе наполовину, в молоке – на 40 процентов. Картофель и овощи, которые потребляют якутяне, на 60 процентов – местные. Всеми обожаемая продукция из северной белорыбицы составляет лишь треть. Цены на продукты во многом диктуются извне республики.

 

* * *

Как ни грустно, но приходится констатировать, что наше сельское хозяйство продолжает развиваться экстенсивным путем, как и в советские времена. При этом товарное производство сократилось, жеребятина и оленина, чир, муксун, омуль так возросли в цене, что перешли в разряд деликатесных продуктов, недоступных многим гражданам. Нам приходится довольствоваться алтайской говядиной и свининой, а также импортной говядиной, нередко выдаваемой продавцами за «новосибирскую».

Продовольственная безопасность – сегодня термин немодный, современный сельскохозяйственный фетиш – новые технологии с якутским экстенсивным подходом. Видимо, времена, когда мы с вами будем запросто и постоянно есть настоящую красную, рассыпчатую олекминскую, а не китайскую картошку, тающую во рту свежайшую северную строганину, наступят не скоро…

 

Егор ИСТОМИН