Владимир ФЁДОРОВ, главный редактор  «Общеписательской Литературной газеты»

Вы – азартный человек? Вам свойственен дух соперничества?

– Да, азартный. Ради того, чтобы оказаться в каком-то необычном месте, сделать уникальный снимок, я готов на любую авантюру и немалые жертвы. Что касается соперничества, то, конечно же, оно имело место в юности, особенно когда занимался спортом. С годами же пришёл к выводу, что главный соперник для человека – это он сам.

От какой привычки не можете отказаться?

–  Могу, но не хочу отказываться от некоторых «вредных» привычек, ставших с годами частью моей натуры. К примеру, я солю, даже не попробовав, любое оказавшееся передо мной блюдо. После позднего ужина могу тут же лечь спать. Бокалу «полезного» красного вина всегда предпочту рюмку водки. Утешает, что, в отличие от коллеги Марка Твена, я не просыпаюсь среди ночи, чтобы поесть сладких пирожков. И не люблю лежать на диване.

Есть что-то, чего вы не можете простить?

–  Предательство. Но бывало, что переставал общаться с отдельными людьми из-за их хамства, жадности, самовосхвалений, ограниченности… Думаю, чем ближе тебе человек, тем больше ему можно простить.

Какую книгу вы не разрешили бы читать своим детям?

– Я никогда не был сторонником подобных запретов, они вызывают лишь обратный интерес. Надо учить детей (и некоторых взрослых тоже) умению давать правильную оценку тому, что они прочитали или увидели на экране.

Что вас может растрогать до слез?

– Многое. Щемящая сцена из хорошего спектакля, фильма, романа, неожиданный благородный поступок человека…

Что бы вы хотели дать детям из того, чего у вас не было?

– Они уже получили это – возможность беспрепятственно передвигаться по всему миру и свободно высказывать своё мнение. Дай Бог, чтоб их этого никогда не лишили.

Вы – публичный человек. Это к чему-то обязывает?

– Конечно. Я должен уважительно относиться и к своим коллегам-писателям, и читателям моих книг, зрителям моих спектаклей. Хоть это и отнимает немало собственного времени, порой идёт вразрез с творческими планами, но я регулярно выступаю в библиотеках и школах, отвечаю на письма читателей, наставляю молодых поэтов, хожу на литературные вечера собратьев по перу. Положение обязывает. Но при этом самыми любимыми и желанными местами для меня остаются письменный стол и дальняя экспедиция.