— Уважаемые граждане! Если один раз сегодня вы выйдете из дома, то полицейские вас заметят и посадят в тюрьму! — вещает Саша в рупор, расхаживая из угла в угол. Ей шесть лет, и ей не нравятся эти неразборчивые слова из громкоговорителя, прошибающие стены и двойные окна. Зато рупор у неё красивый: красный, гладенький, блестящий, — приятно взять в руки. Вот это весело. Саша умеет обыграть любую, даже самую непростую ситуацию, которая действует нам на нервы.

— Ахтунг, ахтунг! — вторю я ей, чтобы победить врага. Это же не только мне кажется, что город захвачен фашистами, которые через громкоговоритель призывают партизан и коммунистов сдаваться?!

— Если вы не будете оставаться дома, то вас заразит коронавирус, и вы станете болеть! Оставайтесь дома! Берегите себя! — продолжает Саша, втягивая нас в свою игру. И вот мы — вся семья и бабушка в том числе — дружно скачем по квартире, выполняя задания нашего оратора: отжимаемся от пола десять раз, подпрыгиваем на обеих ногах одиннадцать раз, передвигаемся на попе от дивана к телевизору и обратно…

С чего это вы вообще взяли, что взрослые воспитывают детей?! Я уверена, взрослые просто помогают им вырасти.

  • • •

Я тут недавно глянула в интернет и ахнула: тысяча и одна тема о бабушках, об их влиянии на малолетних чад, а точнее, о вреде бабушек. Только гляньте:

«Девять причин, по которым бабушки не должны воспитывать ваших детей».

«Бабушка и мама — как распределить роли в воспитании ребёнка».

«Почему свалить воспитание ребёнка на бабушку — не лучшая идея».

«В каком возрасте ребёнка бабушка опасна для внуков».

«Шесть типов бабушек, которые портят наших детей».

«Как оградить ребёнка от бабушки».

  • • •

Это всё — заголовки, даже страшно открывать статьи. Просто готовые тезисы, лозунги, плакаты для эдаких сумасшедших мамочек, чтобы насмерть забить ими бабушек.

Вот вы это серьёзно? Выходит, современная мамочка — это прирождённый супервоспитатель, сущий ангел во плоти, души не чающий в своём единственном чаде, а бабушка — кошмарный демон, воздействие которого на ребёнка опасно для жизни последнего?

Современные психологи классифицировали бабушек на несколько категорий:

— Бабушка–«тиран» (вечно недовольна мамашей: «А ты зачем ему эту шапку-то надела? А носки где? Он что, это будет есть? А вилку как он держит?»;

— Бабушка–«хочу всё знать» (лезет куда не просят);

— Бабушка–«мученик» (кормит пирогами и поит соком);

— Бабушка–приятель (с ней можно пошалить и поплевать семечки).

При этом на каждую категорию даётся комментарий психолога: что делать с такой бабушкой. Ну, например. «Не бойтесь спорить и объяснять, — говорит специалист по тонкой душевной организации, — что сейчас жизнь очень изменилась и многое из того, что было правильно в прошлом, стало бессмысленным».  Хотелось бы знать, а что, собственно, изменилось? Появились гаджеты?

Ещё впечатлило: «Поставьте условие, что если бабушка хочет участвовать в процессе ухода, то делать это она должна по новым правилам».

Офигеть! А если нет, то что? Внуки больше не увидят бабушку? А новые правила кто придумал, хотелось бы узнать. Дипломированный педагог? Ну допустим, педагог. А можно узнать, для чего? Что мы хотим получить в итоге? Какого ребёнка вырастить?

  • • •

Самое печальное, что психолог на полном серьёзе разбивает бабушек на возрастные типажи и рассматривает проблемы, которые могут в связи с этим возникнуть. Названа и самая опасная категория бабушек — в возрасте 45—50 лет:  жизненная энергия ещё бьёт ключом, поэтому эти дамы «грешат тем, что начинают подменять мам». Чувствуете, какой глагол, а?! Грешат! Грешные бабушки! Мамочки — святые…

  • • •

А ещё я прочла, что одна женщина (кажется, тоже психолог) видела, как бабушка суёт ребёнку конфеты в рот. Представляете?! Кон-фе-ты!

Мне, конечно, трудно сказать, какой от меня как от бабушки толк. Мои дети — хорошие, ответственные родители. Я к ним не лезу, конфеты внучкам в рот не пихаю. Но я счастлива, когда у меня есть возможность побыть со своими девчонками, предоставить им то, что по той или иной причине не могут сделать для них родители.

На Новый год мы полетели в Москву и провели каникулы на ура. Сходили на собянинскую ёлку, на балет «Двенадцать месяцев», на кукольный спектакль «Щелкунчик», на выставку Василия Поленова и несколько фильмов про кота Финдуса в Эрмитаже, а напоследок сгоняли в Турцию. И это не первое наше путешествие. До посинения плескаясь в море в Абхазии и захлебываясь от счастья, старшая Ариша без устали повторяла: «Бабушка, как здорово, что ты это придумала!». А младшая Саша теперь собирает чемоданы в следующий тур. У нас, кстати, были чудесные планы на этот май…

Я ничего не понимаю в воспитании и не могу сказать, какой воспитательный эффект имеют эти наши поездки, но то, что мы вместе балдеем от этого — факт.

Я часто вспоминаю свою бабушку. Слава богу, тогда не было психологов! Когда мама забрала её к нам из деревни, она была уже очень старенькой. Носила она одну-единственную длинную чёрную юбку, больше лежала, а если и ходила, то с трудом. Какое уж там воспитание! Однажды обварила меня, не удержав в слабых руках ведро только что сваренного киселя. В другой раз её подвели ноги, и она упала под ёлку, а родителей не было дома, и я сильно перепугалась. Она не шелушила со мной семечки, не возила к морю, не стряпала мне пирожков и не пихала в рот конфеты. Она просто у меня была, моя бабушка, и это было моим большим детским счастьем. Впрочем, почему детским?! Я и сейчас этим счастлива. Однажды нам в школе закапали глаза, и я не могла делать уроки. И бабушка лежала и пела мне чудесные песни, которых я потом больше нигде не слышала. Я и сейчас помню её голос, слабый, прерывающийся, но красивый и чувственный (я и слов таких ещё не знала). Много лет спустя я услышала нечто похожее в исполнении Жанны Бичевской. Услышала и сердце моё наполнилось нежностью к моей бабушке.

И если когда-нибудь мои девочки испытают хоть что-то подобное, я, наверное, буду счастлива. Если, конечно, это долетает до небес…

 

Елена СТЕПАНОВА