Вы знаете, что такое формальдегид? На самом деле, хорошо бы вообще подобными познаниями не владеть – зачем это обычному человеку? Тем не менее, начало недели ознаменовалось очередными вбросами «чернухи» в соцсети и невнятной информацией на местных сайтах, где фигурировал этот самый формальдегид.

 

В пробах воды, отобранных из реки Лены в 500 метрах ниже территории завода базальтовых материалов, что расположен в городе Покровске, согласно заключению Республиканского информационно-аналитического центра экологического мониторинга, норматив предельно допустимой концентрации формальдегида на 2 июля был превышен в 9,7 раз. Отходы производства с территории завода попали в реку – обнаружены следы высохшего ручья.

Власти района совместно с экологами начали  активно мониторить ситуацию, принимаются меры, однако зловещие предсказания уже бойко понеслись по закоулкам ватсапа, мол, страшный яд, при отравлении появляются вялость, бессонница, депрессия – вплоть до летального исхода. Что интересно, большого ажиотажа все же не случилось, новостной повод постепенно сошел на нет, но нам стало интересно – а что если, правда, высокотоксичный яд класса А дошел в речных водах до Якутска?

 

Анатолий КЫРДЖАГАСОВ, генеральный директор АО «Водоканал»:

– Мы ничего подобного даже не почувствовали. Фенольный индекс в речной воде, которая подается на водоочистные сооружения Якутска, не превышает предельно допустимой концентрации в 0, 25 мг на литр. По состоянию на 12 августа он составил 0, 005. Так что могу заверить, что на качестве воды для жителей столицы экологические нарушения на заводе Покровска абсолютно не отразились. Любое превышение допустимой концентрации тех или иных веществ сразу будет зафиксировано, пробы воды берутся два раза в час – в ковше водозабора, в ста метрах от него и на насосной станции первого подъема. Так что, как говорится, «враг не пройдет!»В целом хочу сказать, что формальдегид в воде, так или иначе, присутствует постоянно, в частности его выделяют гниющие в реке растения. Да он вообще много где в природе есть, в том числе и в человеческом организме. Вопрос только в концентрации.

– Значит, за водоснабжение города можно не волноваться. А что в принципе может ему угрожать?

– Например, обмеление реки. Это проблема, которая имеет под собой реальное основание: вдоль берега у водозабора идет песчаная коса, отсекающая основное течение реки. Зимой вода в Лене промерзает до двух метров, и мы ежегодно вынуждены делать в этой песчаной косе прорезь до четырех метров, чтобы вода основного течения Лены шла в сторону водозабора. Это требует серьезных вложений средств и усилий. С обмелением реки ситуация будет усугубляться. В водоприемном ковше постоянно должно находиться 330 тысяч кубометров воды – это четырехсуточный запас города. Технологически проблема имеет варианты решения, но на это нужны большие средства.

– Тогда вопрос в тему: насколько велика задолженность потребителей перед Водоканалом?

– В пиковые периоды она достигает миллиарда рублей. Сейчас порядка семисот миллионов, причем пятьсот из них – это долги управляющих компаний, то есть населения. По итогам прошлого года удалось уменьшить дебиторскую задолженность на 26 миллионов рублей – будем продолжать работу в этом направлении.

– Имеют ли место ситуации, когда потребители исправно перечисляют коммунальные платежи на счета УК, а до  «Водоканала» они не доходят?

– К сожалению, да. В данное время возбуждены уголовные дела по четырем таким компаниям, руководителям грозят реальные сроки.

– Анатолий Андреевич, вы как-то безбоязненно выпили воду из-под крана – насколько опасно повторять подобное в старых домах Якутска?

– Директор обязан ее пить! (Улыбается). Мы чистейшую воду даем: если в нее опустить бриллиант, он «исчезнет». В 26 точках Якутска контрольно брали анализы воды – по гигиеническим нормативам она соответствует  питьевой. Но жильцам старых домов по причине изношенности сетей все же рекомендую воду отстаивать и кипятить. К слову, в этом году в перечень работ по подготовке к отопительному сезону по нашей инициативе впервые включена промывка сетей холодного водоснабжения: по последним данным в 16 процентов домов из списка это уже сделано.

– Говорят, что чересчур очищенная вода становится мертвой, как бы дистиллированной, а наши водоочистные сооружения какую дают на выходе?

– Самую живую – не дистиллированную, точно! Современные технологии позволяют сохранять в воде полезные минералы и микроэлементы.

– Спасибо за интересную и полезную беседу.

 

Елена ПТИЦЫНА

 

P.S. По результатам проб воды реки Лена, отобранных Хангаласской инспекцией госэконадзора 5 августа выше и ниже завода базальтовых материалов, содержание формальдегида находится в пределах нормативов.