Эта история произошла больше полувека назад. Моего родственника назначили на работу в с. Кобякон Намского улуса. В августе мы с мамой поехали навестить родных в незнакомое нам село.

Август в Якутии — это месяц, когда природа щедра на урожай ягод. Тётя Рая с  гостившей у неё приятельницей с дочкой младше меня на год, собралась по чёрную смородину, которой в тот год изобиловало одно местечко вниз по течению Лены. Позвали и нас.

До места добирались на тракторе. Посёлок находился недалеко от берега. Остановились мы в очень гостеприимной семье, где была девочка-подросток, постарше нас обеих. Мы очень быстро подружились.

В этих краях я была впервые. Меня поразили собаки — какие же они там были красивые! Быстрые, ловкие, настоящие охотники, похожие на лаек, но выше и крупнее. Ко мне привязалась одна из хозяйских собак, которую я иногда угощала остатками еды, и в дальнейшем она всегда и везде сопровождала.

Наша новая подруга из хозяйской семьи, несмотря на юный возраст, доставляла еду в стан сенокосчиков, находившийся в аласе в нескольких километрах от посёлка. И ездила туда на чём?! Это-то и было удивительно — на быке, запряжённом в лёгкие сани. Иногда она ездила и верхом. Нас, городских девочек, это очень восхищало. Я никогда не видела, чтобы быка использовали как транспортное средство. Лошадь — да, но бык?!

Это был крупный, рыжего цвета, молодой, с огромными глазами бычок. Он послушно подчинялся своей юной хозяйке. Видя наш интерес, она смеялась, брала нас несколько раз с собой в поездку на алас, когда отвозила туда продукты и хлеб, чтобы прокатить нас на санях.

Прошло несколько дней, а история, о которой я хочу вам поведать, случилась в один из них. С утра мы ходили по смородину. Собирать её было легко:  кусты склонялись от тяжести ягод. Вернувшись в посёлок, мы почувствовали, как вкусно пахнет свежевыпеченным хлебом и жареными карасями. Хлеб в виде больших коржей был испечён для косарей, но наша подружка — хозяйская дочка, в этот день уехав в другой посёлок, не смогла вернуться из-за отсутствия транспорта. Что делать? У взрослых было много домашней работы.

Стоял тёплый светлый августовский вечер. Дорога в пути до аласа, где жили сенокосчики, на санях, запряжённых бычком, составляла примерно около часа. Мы уже ездили туда. И, как не использовать такой случай, не отвезти хлеб, который уже упакован в мешки?!.

Да и взрослые согласились. С нами в путь отправилась и моя постоянная спутница — собака (очень жаль, что сейчас я не помню ни имени девочки, ни клички собаки). Перебравшись по мостику через небольшую речку, мы выехали на основную дорогу. Деревня осталась позади. И вдруг прежде  мирный и спокойный бычок, к большому нашему удивлению, стал подскакивать, резко встряхивать головой, стряхнул оглобли и дунул в сторону, поглядывая на нас. Но далеко он не убежал. Стоял, словно чего-то ждал. Я пыталась уговорить его, чтобы он позволил себя запрячь, но тот лишь отбегал от саней в сторону, выражая лукавым взглядом, что никак этого не желает. Я поняла, как он упрям. Бык не был агрессивным. Он просто давал понять, что везти нас дальше не желает. Перед нами встал вопрос, возвращаться назад или дальше идти пешком, спрятав сани в кусты.

Добившись своего и понимая, зачем мы идём, бычок бессовестно шагал впереди нас. Как-то быстро стемнело, и мы шли уже по ночному лесу, останавливаясь, чтобы передохнуть, ведь мешки были тяжёлые, а нам всего-то двенадцать да тринадцать лет. Когда мы останавливались, останавливался и бык, ждал нас, косил своим всё понимающим взглядом и, казалось, был очень доволен таким обстоятельствам.

В итоге, вместо предполагаемого прибытия к девяти часам вечера, мы, уставшие, добрались до стана к двенадцати ночи, и люди очень нам удивились и даже смеялись. Нас накормили и уложили спать в палатке.

Вот такая история была с быком. И я поняла, что это далеко не глупое, но очень упрямое, а попросту лукавое животное. И спасибо, что он не был агрессивным, а даже снисходительным к нам, двум девочкам.

Людмила БУРНАШОВА