Я устроилась за столиком приглянувшегося кафе, заказала чашечку капучино, и взгляд мой упал на сахарницу, на которой было написано: «Если ты счастлив, проинформируй об этом свое лицо!» Мои губы сами собой растянулись в улыбке. Кофе мне показался особенно вкусным, и я тут же узнала у владельца кафе, что такие сахарницы делает фрау Готтингер. Оказалось, что при желании здесь же можно приобрести и другую расписанную ею посуду. Через пару недель я случайно познакомилась и с самим дизайнером. Они с супругом продавали свои изделия на уличном рождественском базаре. Одна из сахарниц сразу же отправилась к моей подруге в Сочи, а я договорилась с Кристой Готтингер об интервью, даже не подозревая, какая замечательная история скрыта за расписанной ее рукой посудой. Вот, слушайте!

«Мой отец был рабочим, мама — домохозяйкой, сестра тоже далека от искусства, и жили мы в деревне, — вспоминает Криста. — Я никогда не играла в куклы в детстве, меня всегда интересовали формы, материалы и то, что из них можно сделать».  Внешность Кристы сразу выдает в ней человека искусства: внимательный, какой-то лучистый взгляд, изящные очки, пышная копна рыжих кудрявых  волос, спокойная яркая речь. И имя Криста — звенит, как бокал… Ей шестьдесят пять лет, и пятнадцать с половиной она занимается росписью посуды и созданием коллажей из разноцветного стекла. Столько же лет владеет собственным симпатичным магазинчиком на улице художников в немецком городке Пассау. Более тридцати лет Криста проработала секретарем в местном университете. У нее нет художественного образования, при этом она владеет множеством различных техник — от росписи шелка и тканей, изготовления изделий из керамики, стекла и до шитья, рисования акрилом и масляными красками! Как такое возможно? Все свое свободное время от основной работы Криста посвящала тренингам и мастер-классам по искусству. Училась просто для себя, ради интереса и удовольствия.

– Некоторые мои друзья и знакомые с сомнением отнеслись к идее открыть свое дело: «Тебе пятьдесят лет, у тебя климакс! Как ты потянешь такой серьезный проект?! Ты же на пенсию выходишь!» – смеясь, рассказывает она. – Но одна моя подруга, тоже из художественной среды, была не столь категорична. Она сказала мне: «Воробушек, давай попробуем! Утром — твоя работа, а днем будешь продавать свои изделия в студии. Арендуй ее на год и посмотри, что из этого получится». И вот, как видишь, что получилось. Сначала в студии были расписанные мной подушки, одежда, платки, а затем, постепенно, это стало выглядеть вот так.

В уютной и светлой мастерской Кристы я рассмотрела каждый уголок – столько в ней интересного! Чайники разных форм и размеров, тарелки, стаканы для кофе на вынос, фарфоровые ложки, сахарницы, подставки для яиц, масленки, чайные сервизы, коллажи из цветного стекла — и все это в неповторимом, единичном варианте. Узоры из цветов, звери, фразы из «Фауста» Гете, строчки из знаменитых песен – дизайнер берет идеи отовсюду. Еще одна сахарница «Sweets for me sweet, sugar for my Honey» (строчка из песни «The Beatles») тут же была приобретена мной и теперь украшает дом моей новой соседки Барбары.  Криста не создает посуду сама, она посещает выставки, фабрики и магазины, где выбирает наиболее понравившиеся ей экземпляры и придумывает для них дизайн. Так, у белобоких, не особо выдающихся кружек или масленок появляется новое лицо. Коллажи из стекла создает из промышленных отходов, так что этот дорогостоящий материал достается ей буквально даром.

Ее посуда так нравится туристам, что люди, раз побывавшие в мастерской, возвращаются через несколько лет круизными теплоходами и снова покупают сувениры для друзей. Америка, Австралия, Китай, а теперь еще и Сочи оценили ее оригинальный стиль. Одна из именитых медицинских организаций заказывает ей каждый год фарфоровый символ года для своих азиатских партнеров.

По словам Кристы, ее очень поддерживает муж. Он ведет всю документацию, контролирует поставки, помогает делать грамотную выкладку изделий на стеллажи. У них слаженная команда, благодаря которой они пережили сложные времена, в том числе наводнение 2013 года, когда студия была практически полностью уничтожена, так как расположена у набережной реки Дунай, на которой стоит Пассау.

– Не могу сказать, что мой бизнес сверхприбылен, бывает по-разному. Но я такой человек, для которого деньги не столь важны. Я не наслаждаюсь ими, когда они есть, но я умею радоваться тому, что имею.

Я смотрю на ее счастливое лицо, слушаю эту добрую историю и понимаю — никогда не поздно повернуться лицом к своим мечтам. Заниматься тем, что ты любишь, и день за днем создавать свое собственное, тебе понятное счастье.

 

Маргарита ГАБОР