НЕ ЗАБЫВАЯ О ТОМ, ЧТО КАЖДЫЙ ЧЕЛОВЕК — сам кузнец своего счастья, всё же хотелось бы подумать и о роли властей. Каков их вклад в ковку моего счастья?

Думаю, если быть краткой, то  их задача — обеспечение условий для того, чтобы я сама смогла сковать своё счастье.

А могу ли я заставить их сделать это, если они этого не делают? Если не могу, то виновата ли в этом я?

Получается круг: яйцо и курица. Если я не могу, то и они не делают, а если я могу — то и они делают. А как мне начать мочь, если я не могу?

К примеру, как обеспечить элементарную канализацию на севере? Где в маленьких посёлках живут несколько сотен человек. Вопросы вызваны постом блогера Доли, побывавшего в Среднеколымске и живописавшего уличные туалеты.

Вот кто должен захотеть, чтобы и там была канализация, и как это сделать? Если жители этого села в 21 веке этого не сделали, значит, не смогли. А власти? Собственно, местные власти и есть само население, потому как местное самоуправление.

Лет десять назад, проезжая по альпийским ущельям и увидев на высоте двух километров одинокое жилище, сияющее огнями, спросила, а как там с канализацией и проведением дорог к одиноко стоящему дому? Вопрос по поводу канализации понят не был. Был задан недоумевающий встречный вопрос: вода из горных источников, и в чем проблемы провести канализацию? И правда, в чем? Всего лишь некоторые инженерные усилия и вуаля! Туалет и ванна готовы!

По поводу подведения асфальтированной дороги к отдельно стоящему на высоте двух км и в отдалении от городов и сел дому также был дан ответ: а в чем проблема? Построили и все!

Но механизм решения этого вопроса мне ясен только в таком ключе: есть деньги — строй! Нет денег — твои проблемы.

Но как быть с теми, у кого нет таких денег, но волею судеб оказались на Колыме? И всё-таки живут и радуются жизни? В комментариях к посту блогера все, кто живет так называемой благополучной жизнью, вопрошают: а что же до сих пор живут в такой дыре? Почему не валят оттуда?

Вот и я вопрошаю, а чего же тогда все так встревожены миграционными процессами и вопят: спасите от мексиканцев Америку, от арабов Европу и от таджиков и киргизов Москву? И откуда тогда появилось «прекрасное» слово «понаехали», объёмно и выпукло характеризующее уровень толерантности тех, кто на словах печётся о благе бедолаг, имевших «несчастье» родиться, к примеру, на Колыме, а на деле злобно шипит вслед каждому инаковыглядящему?

 

Альбина СТЕПАНОВА