На второй аборт решилась не сразу. Недели две думала, потом поняла, что одной поднимать ребенка будет сложно.

Жизнь с мужем не сложилась. С самого начала брака он пил, распускал руки. А тут еще мама  стала часто названивать, жаловаться на здоровье, и найдя, как мне казалось, уважительную причину, я махнула к ней, на Украину. Предварительно почистившись и оставив за бортом вместе с не родившейся малюткой свою непутевую жизнь. Через два года похоронив мать, вернулась в Якутск. Опять наступила на те же грабли – сошлась с мужем.

Когда снова решила уехать, обзвонила близких подруг: срок беременности поджимал. Нашла через одну знакомого врача, чтобы она могла быстро решить «проблему». Без очереди. Попросили не опаздывать.

И вот с тортиком и вином в сумке я шла осенним вечером через парк. Старенькое здание гинекологии (ныне на его месте городская кардиология) издалека сквозь лес чуть мелькало светящимися окнами, напоминая о том, что меня ждёт. Шла довольно долго, почему-то казалось, что иду я к нему давно и никак не могу добраться. Вроде вот оно, перед глазами, это двухэтажное серое здание, покривившееся с годами, а ближе никак не становилось. Будто кто-то нарочно останавливал, затягивал время. И тут ниоткуда взялась злость: на мужа, на неудавшийся брак и своё намерение. Захотелось одним махом все исправить и наконец-то уехать от надоевших проблем.

Ярость придала сил, и я будто выскользнула из полусонной апатии вечного круговорота. В здании было тихо. Мое «Здравствуйте» эхом отозвалось в коридоре. Странно, врач обещала ждать, а её нет. Да и вообще ни одного пациента или кого-то из  персонала. Хотя бы дежурный с охранником… Заглянула в несколько дверей, поднялась на второй этаж. В глубокой тишине раздавался эхом скрип моих шагов. За дверью одного из кабинетов послышался шорох. Поспешила туда. Неожиданно со скрипом открывается дверь. Выглядывает, видимо, врач в белом халате.

– Вам что, женщина? Никого нет.

– Я вот пришла… – немного сконфуженно шепчу и останавливаюсь, думая, как тактично сказать о намерении сделать аборт.

– Ходят они, всё ходят. А потом ни детей, ни семьи, – разнервничалась врач.

– Прошу прощения, а Н.А. здесь?

– Нет её, надоело ваш грех брать на душу и потом годами замаливать, – не унималась строгая женщина. – А ты о будущем своём подумала?

И тут я испугалась, что аборта не будет, шагнула, чтобы заглянуть за ее спину в надежде увидеть своего специалиста.

– Куда это вы? – испуганно посмотрев, женщина чуть потянула дверь на себя, пытаясь закрыть обзор.

Неожиданно до меня начало доходить осознание происходящего. Медленно, но верно стала понимать, что заглядывать-то и не надо. Краешек кабинета, доступный обзору, сквозь неё просвечивал! А фигура, казавшаяся поначалу нескладной и высокой, как будто плыла в воздухе. Она держалась за дверь не из желания закрыть кабинет, а старалась прикрыться.  Фигура состояла из густого плотного дыма, но свет от коридора проникал через неё. И казалось, у неё нет ног, она просто плавала в воздухе.

Уже с выпученными глазами и открытым от испуга ртом я наклонила голову.

– Уходи! – цыкнуло непонятное создание, выведя меня из шокового оцепенения.

Тут одной большой волной меня накрыл страх, и я со всей мочи понеслась по лестнице, выбежала из больницы. Я не могла крикнуть, язык прилип к нёбу, слушались только руки и ноги. До сих пор не могу понять, как не упала в обморок. Бежала до тех пор, пока коробка с тортом, которая всё это время была в руке, не выдержала темпа и порвалась. Белое пятно осталось лежать на асфальте. Пройдя еще пару метров, выдохлась. Плача и дрожа от страха, добралась до дома и уснула без всяких снов.

Через день, когда я нашла силы запаковать сумку, позвонила подруга. Оказалась, врач ждала меня до позднего вечера, но я так и не объявилась. Тем же вечером я улетела на родину. Там через семь месяцев родилась дочь. Зеленоглазая, с золотистой гривой волос, на спине у неё возле копчика родинка в виде сердечка. Отмечена и любима судьбой. Любопытно, что ей всегда и во всем улыбается удача. Благодарю жизнь за моё сокровище!

 

Д.А.