Собрались как-то литературные герои, чтобы обсудить свои финансовые проблемы…

– Не в деньгах счастье, а в их количестве, – назидательно сказала Алёна Ивановна,  разглядывая серебряное колечко,  принесённоеей накануне в качестве залога.

– Вот, вот, именно-с, – поддакнул Чичиков. В голове его тем временем зрел гениальный план, как обменять мёртвые души на заклады старухи-процентщицы в меховой кацавейке. Он обвел взглядом собравшуюся литературную братию.

В большинстве своём на собрание явилась одна беднота: бедная Лиза,  Ванька Жуков,  Золушка,  Раскольников,  Базаров. На повестке дня значился только один вопрос: как поправить свои финансовые дела.

– Тут гендерный фактор имеет значение, девушкам все проще, – начал Чичиков, невольно глазея на очаровательную Лизу («Хороша девка! «) Для дамского пола самый короткий и приятный путь к деньгам лежит через брак по расчёту. Вот как, например, сделала Золушка.

– Она по любви вышла, просто он оказался принцем, – вступилась бедная Лиза.

– Хорошо, давай обратимся к тебе. Ты продаешь букетики ландышей по смешной цене – пять копеек. Уж и монеты такой нет. Почему бы не поднять цену и не увеличить дозу рекламы? Цветы лесные, душистые, для москвичей практически эксклюзив. И почему не торговать ими у домов побогаче? В бизнесе нет мелочей. И скромность вашу, Лиза, убрать! Даёт молодой человек рубль за букет – берите! Раз даёт,  значит, может,  а вы его своим отказом унижаете.

Сентиментальная Лиза потупила взор,  её воспитание и слова Чичикова противоречили друг другу. Но она же пришла выработать алгоритм выхода из бедности, поэтому слушала молча.

– Ей без стартового капитала не раскрутиться, – бросил реплику Раскольников.

– А вы, батюшка, сами деньгам цену не знаете. С вашими мозгами впору капиталы писать и сколачивать, а не с топором по подъезду бегать. А если уж бегать, то только киллером. За деньги.

Слова Алёны Ивановны подействовали на воспаленные нервы Раскольниковане хуже яда. Он уже пожалел, что пришёл на собрание, зловредная старуха и тут давала о себе знать. Однако его беспокоила судьба Вани Жукова. Финансы и ребёнок малосовместимы. Тяжёлая судьба мальчика казалась беспросветной, но надо же решать его «вопрос»!  Кто-то предложил отдать Ваньку на воспитание Чичикову, но «господин не худой и не толстый» взял самоотвод. Дескать, детей не понимает, как класс. Зато Лиза согласилась приютить мальчишку, с ним веселее и сподручнее ландыши продавать. Вот бы крепостное право ещё уничтожить.

– Братцы, в ваше тусклое время не развернуться! Ни рогов ни копыт, одни кандалы! – взял слово молчавший до этого момента Остап Бендер. А дальше его, как известно, понесло.

– Лиза, с твоей внешностью можно такие бабки заколачивать! Фотомодель, рок-звезда, лучшая продавщица 18 века! Вот с обычным сыном крестьянина Ваней, согласен, сложнее. Но выход есть. Вокзал! У дяденек и тетенек на хлеб или шаурму просить. Как наберёшь приличную сумму – дальше думать будем. Может, вторую гробовую контору откроем. Дело вечное, как сама жизнь! А вам, Раскольников, не худо украденный кошель из-под камня достать и купюрами теми воспользоваться. Не меченые. Не нужно вам – отдайте ближнему своему, мне. И топорик ваш за деньги показывать можно, как эксклюзив. Иначе с чем есть, с тем и останетесь.

Тут великий комбинатор внезапно замолчал, ибо делиться с присутствующими другими своими мыслями не хотелось. Не было в них здорового авантюризма, чтобы по достоинству их оценить! Одна сентиментальность да нигилизм. Хорошо, хоть «лишних людей» на собрании не было: Онегин и Печорин отсутствовали по причине дуэли.

– А что если к каждому бедняку приставить богатого шефа, мецената, – робко предложила Золушка.

– Ваши идеи не годятся, – забраковал предложение Базаров, красной обнаженной рукой  поправляя свой балахон с кистями.

А ведь на его одеянии вся русская эстрада стоять может, мелькнуло в голове Бендера. Остап сказал,  как отрезал:

– У вас все не годится,  у нигилистов других ответов нет. Предложение дельное,  вот только спонсоров на бедноту не наберешься.

Герои повесили нос. Повестка дня грозила остаться не разрешенной.

– Братцы, – осенило Бендера, – а что если нам просто в светлое будущее перебраться,  там всем пенсии платят,  проживем.

– Я, пожалуй, воздержусь, – отреагировал Чичиков. – Мне ещё тут свои дела закончить требуется. Да и кто без меня будет читать «Мёртвые души»?

Ванька Жуков и Лиза согласились сразу. Золушка колебалась: стоит ли пенсия дворца? Примет ли её любимого советская власть? На лице Базарова читался неподдельный интерес, очень хотелось ему понять, как устроена голова профессора Доуэля.

 

Одним словом, встречая на улице и в финансовой деятельности бедных Лиз, Базаровых, Остапов Бендеров, не удивляйтесь,  они вам не пригрезились. Эти литературные герои спокойно живут среди нас. А откуда иначе куча бизнес-планов?!

 

Наталья ХАЙРУЛИНА