Мария Николаевна сквозь сон слышит, как ее муж Иван тихо встал и пошел на кухню. Через минуту он с кем-то говорил по телефону. Она тоже встала и пошла за ним. Протирая глаза,  спросила: «Что случилось? Кто это?»  «Это Лида, Витька попал в милицию, просит приехать. Надо как-то вызволять ее сына».  Иван опустил голову. «Ну, что ж делать, надо ехать», – отвечает жена, а про себя поругивает Витьку: «Что за парень, вечно с ним проблемы. Когда же он образумится?»

Иван, уже одетый, стоит в прихожей. «Ты деньги взял? Могут понадобиться», – повязывая теплый шарф на шее мужа, спрашивает Мария Николаевна. Иван притягивает ее к себе: «Ты не волнуйся, Маруся, я постараюсь вернуться побыстрее». «Вот этого не надо, не торопись, на дороге гололед!» – подталкивая мужа к двери, устало говорит Мария Николаевна. Лежа в постели, вспоминает ласковый и извиняющийся взгляд мужа, вздыхает и улыбается. А ведь так было не всегда. Раньше такие отлучки, внезапные уходы мужа сопровождались упреками, слезами и ссорами. Она переворачивается с бока на бок, сон отлетел.

Вспомнила, как она лежала без сна так же много лет назад. Тогда плакала и не спала от горя: она потеряла ребенка. A перед этим от неё ушел муж.  Душа-парень, всегда веселый, общительный, с ним никогда не было скучно. Обошелся без ухаживаний. Маша  влюбилась в него еще девчонкой. Когда он обратил на нее свое внимание, она была вне себя от счастья, когда привела его домой, мама сказала: «Он не тот человек. Может, не стоит торопиться?» Но Маша не хотела ничего слышать. Про то время, если спросить её сейчас,  не смогла бы ничего рассказать. Как какой-то туман, наваждение. Помнит одно: она его очень любила.

Её разбудил ночной звонок. Нетрезвый женский голос сказал: «Не жди его».

И самое страшное: Маша услышала, как двое со смехом вырывают трубку друг у друга. И голос мужа: «Ну что ты разговариваешь с ней? С этой курицей я разберусь сам».  Очнулась она в больнице: у нее случился выкидыш. Рядом сидела мама и плакала. Потом была ночь, самая долгая в её жизни. Тогда она решила: если переживет эту ночь, больше никогда и никому не даст себя обмануть.

С Иваном познакомились на работе, на автобазе. Он – механик, а она вела учет материалов. Был он мужчина серьезный, работящий. Женщины из бухгалтерии пытались его закадрить, а он ни на кого даже не смотрел. В конце концов, его окрестили «сухарем».  Тем не менее, все слышали, как он на вахте разговаривает с какой-то Лидой. И говорит всегда очень мягко, даже ласково. Это стало предметом пересудов женщин за обедом: «Что эта за Лида такая?». Тем более удивилась Мария Николаевна, когда в один прекрасный день Иван встретил её после работы с букетом белых роз. Предложил проводить и стал провожать её каждый день.

Иван оказался никакой не «сухарь», а просто очень тактичный человек. О себе рассказывал немного, говорил, что вся его жизнь – это одна запись в трудовой книжке. На работе с интересом наблюдали за развитием этого служебного романа. Когда Иван решился сделать предложение, Мария Николаевна просто сказала: «Ладно». Они поженились. Мария помолодела, похорошела. Одно смущало жену: его разговоры с Лидой продолжались. На расспросы Иван поначалу отмалчивался, но потом всё-таки сказал, что это его давняя знакомая и он обещал, что не бросит её.

Озадаченная женщина навела справки и узнала: эта Лида – первая любовь мужа ещё со школы. Но никаких серьёзных отношений у них вроде не было. Эта легкомысленная особа два раза была замужем и теперь живет с сыном, с которым не может справиться. Заныло сердце: опять повторяется та же история? Вечером она в первый раз за совместную жизнь устроила скандал. Муж не стал препираться, просто оделся и ушёл. На следующий день измученная Мария Николаевна попросила его вернуться. Только умоляла, чтобы он больше не общался с Лидой. Иван обнял её: «Ты – моя жена, и я тебя люблю. Между мной и Лидой ничего не было и нет, но я не могу её бросить. Она одинока и несчастна, кроме меня, некому ей помочь. Пойми меня». Мария Николаевна кивнула. Но не могла справиться с собой, со своей ревностью. Продолжала плакать и просить не ездить по первому зову к той женщине. Но Иван всё равно уходил.

Она видела, что ему тяжело, но оступиться от давно данного слова не может.

Умом Мария Николаевна понимала, что переделать человека нельзя, а можно только сломать. Но старая рана заслоняла разум. Она уже собирала чемодан, когда послышались знакомые шаги. Быстро запихнув чемодан в шкаф, вышла в коридор и опешила.  Иван стоял в дверях с огромной охапкой роз и улыбался во весь рот: «Маруся, ты что забыла? У нас же сегодня годовщина! Собирайся, идем в ресторан» Поздно вечером шли домой по ночному городу.

Она, держа мужа под руку, прижималась к его плечу. И в первый раз за много лет чувствовала, как на душе легко и спокойно. Ей хотелось одного: просто верить.

Мария не слышит звук открываемой двери, как заходит муж, стараясь не шуметь, и ложится рядом. Ей снится сладкий сон.

 

Валентина СОЛОМОНОВА