Свой 50-летний юбилей отпраздновал заслуженный артист РС(Я) Владислав МИЧУРИН. Он и не мечтал работать в театре, но время и счастливая случайность всё расставили по своим местам.

– Владислав Анатольевич, как вы пришли в театр?

– Всё получилось случайно, я и не мечтал быть актёром. После восьмого класса мы переехали жить на Камчатку в посёлок городского типа. Как-то девчонки позвали в Дом культуры на новогодний утренник. Нужен был парень, чтобы сыграть Деда Мороза…. С тех пор я неизменный Дед Мороз на утренниках, даже в армии. Не поверите, но не было и года, чтобы я не играл главного волшебника новогоднего праздника!

А поступать мечтал на медицинский. У меня дед хирург, хотелось быть как он. Но потом понял, что там нужно кучу всего знать, это очень серьёзная профессия: людей лечить, а не калечить (смеётся). И так как играл в народном театре, то мне посоветовали поступить в театральный институт в Хабаровске. Но что-то не понравилось в учебе, и я ушёл. Пришёл в военкомат, говорю: если не заберёте сейчас, то никогда этого не случится. И через три дня стал служивым.

В армии, узнав, что учился в театральном, попросили побыть Дедом Морозом на утреннике для детей офицеров. Произошёл забавный случай. Надо отметить, служил в Узбекистане, где снег – редкость, его вообще почти не бывает! И вот одна девочка попросила у меня в подарок… снег. Говорю, будешь себя хорошо вести, слушаться маму с папой – будет тебе снег. Даже не подумал, что обещание-то выполнять надо!

На следующий день просыпаюсь, а за окном… кружатся снежинки, всё белым-бело…

И сослуживцы спрашивают: «Помнишь, что вчера говорил?»

Через три дня командир полка отправил меня в отпуск. Как оказалось, девочка, которой я по счастливой случайности «подарил снег», была его дочкой. В жизни чудеса случаются (улыбается). Во время отпуска хотел восстановиться в институте, но мне посоветовали поступить заново. Везёт в жизни на хороших людей.

Пока учился, познакомился со своей будущей супругой, она забеременела и предложила переехать в её родной Якутск. Так и сделали. А где здесь работу найти? Пришёл в Русский театр. Режиссёром тогда был Анатолий Тарасов, он набирал ребят в Школу-студию МХАТ. Попросил меня прочитать басню, стихотворение… Директор Иван Подойницын принял на работу, сначала на самую мелкую актёрскую ставку. И сразу дали роль в спектакле «Госпожа Бовари». Так началась моя служба в театре. Ни разу не пожалел об этом. Живу сценой, всего себя отдаю любимому делу… За всю актёрскую карьеру у меня сыграно более пятидесяти ролей.

– Больше нравятся драмы или комедии?

– Я люблю сказки. Наверное, на это повлияли мои «дедморозовские» роли. Дети же верят всему происходящему на сцене, они с интересом наблюдают, и их эмоции всегда самые искренние.

Наверное, самая сложная роль досталась в драме «Долгое путешествие в ночь». Это такой высокий уровень, к которому я в молодом возрасте не был ещё готов. Но справился.

Как уже говорил, артистом быть и не мечтал. Но теперь живу этим. Здесь нельзя просто работать, это не производство, это набор всего, что есть в этом мире! Например, если ты строитель – ты кладёшь кирпичики, строишь. Вечером пошёл домой, семья, дети… И не вспоминаешь о работе до завтрашнего дня. А с актёрством не так. Ты постоянно думаешь о роли, анализируешь свою игру…

Я круглосуточно мыслями в театре, в спектакле. В некоторые роли ещё вжиться надо. Вот недавно мы приступили к новой пьесе, пока не скажу, к какой. Сейчас буду разбирать своего персонажа.

Я же ещё постановкой занимаюсь, не зря на режиссёрском учился (улыбается). Недавно поставил спектакль «Скамейка».

– Что интереснее: ставить или играть?

– Нууу, наверное, играть. Иногда есть потребность самому что-то сделать, внутри просто всё  кричит «Влад, надо поставить этот спектакль!» Или смотришь работу какого-нибудь постановщика и думаешь, что сделал бы иначе. А вообще, обожаю сцену, ловить взгляды зрителей, понимать, что они с тобой на одной волне, слушают и переживают. Когда в нужный момент «поймал» зрителя… это чистый кайф. Я бы сказал, это и есть актёрская зависимость – искренняя игра с залом.

– Расскажите какой-нибудь забавный случай…

– Играл в паре с Эдвардсом Купшисом, должен был подать ему реплику. И вдруг я забыл текст… Это страшный сон актёра, когда перед глазами белый лист бумаги, хоть убей – не вспомнишь ничего. И я медленно опускаюсь на колени, говорю какой-то бред, смотрю на партнёра глазами, в которых крик о помощи, пододвигаюсь к нему, мол, помоги. Он от меня отходит, не понимает, что случилось, у самого на лице растерянность. Зрители, затаив дыхание, смотрят и думают, что так и должно быть. А у нас тихая паника. И как-то резко я вспоминаю слова, подаю реплику Купшису, он подхватывает, и всё продолжается так, как должно быть.

– Театр вчера и сегодня. Он изменился? 

– Конечно, изменился! Раньше актёры были главной силой. Сегодня всем управляет режиссёр. Как он сказал, так и будет. Если когда-то артисты могли по полгода привыкать к новой роли, учиться тому, что для неё необходимо, то сегодня не так. Режиссёр сам назначит того, кто уже обладает этими данными и заставит в считанные дни «выучить и примерить» персонаж на себя. Сейчас все работают в ускоренном режиме. Думаю, это веление времени. Оно всё расставило по своим местам, значит так и должно быть. Что в театре, что в жизни – время решает всё.

 

София СТАРК