Моя история проста:  младший брат, папа, мама и неожиданная беременность. С ребенком осталась одна, без мужа. Родные поддержали. Холили и лелеяли нашe кроху. Живем в трехкомнатной квартире. Брат переехал, и его место в доме заняла наша бабушка, мамина мама, которой стукнуло 88 лет.  В итоге последние три года на пятидесяти трех квадратных метрах проживают  папа, мама, бабушка,  я и дочка 13 лет.

Эта цифра для нашего семейства оказалась не очень удачной. Гормоны, склад ума, характер и обстановка изменили моего ребенка до неузнаваемости. Она умная девочка, но пару лет назад ей запретили заниматься спортом, который был для нее хорошим стимулом. Спорт исчез из ее жизни вместе с друзьями по команде, надеждами на будущее, которое она расписала на годы вперед, и желанием к чему-то стремиться. В глазах померк огонь увлеченности. Ну а школьные обязанности стали испытанием для всей семьи. Уроки только со скандалами, нередко со слезами, и не всегда это слезы дочери, бывают и мои. Нервы на пределе не только потому, что я не могу на нее повлиять, но и потому, что и я устала от груза знаний старших поколений.

Три женщины и девочка с гормональными качелями в голове, и у всех похожие черты характера. Это стресс, скажу я вам. Но если у меня были годы тренировок с мамиными выкрутасами, которые закалили, то у моей дочери этого времени не было. Ее жизнь изменилась резко, за маленький период  произошло слишком много для детской неокрепшей психики.

На нее давят сразу четыре взрослых человека, все с разным жизненным опытом, с разными взглядами на жизнь. Мои попытки воспитания уничтожаются вторжением старших членов семьи в любые наши разговоры, что непременно приводит к раздражению, повышенным тонам, гневу, обоюдным оскорблениям, обидам и слезам. И так каждый день… динь-ди-лень.

Мало того что она намеренно опаздывает в школу (потому что не хочется учиться  или не нравится учитель), теперь еще рисует прямо на уроках. С алгеброй начались серьезные проблемы. От того что не понимает с первого раза тему, опускаются руки, и она пускает все на самотек. Последние полгода я устала ругаться с ней, устала спорить, устала от отстраненного поведения. У меня не осталось сил ни на что. Теперь хватает одного взгляда, чтобы она поняла,  что я хотела сказать, потому что не могу больше спорить.  Как результат нашего общего бессилия – учитель вызывает на ковер.

Что ж, я думала,  сейчас столкнусь с мегерой, не желающей помочь ребенку, которая только и делает, что осуждает (печальный опыт  своей учительницы по математике). Так нет же, встречает меня вполне открытая и миловидная  женщина! Разговор проходил в присутствии дочери, которая на все жалобы лишь пожимала плечами с напускным безразличием. Я понимаю – так она защищается.

Когда вышла из кабинета,  хотелось плакать. Не потому, что мне неудобно перед учителем — мне жаль своего ребенка.  Ведь она, как и я, эмоционально перегружена,  у нее пропадает интерес к будущему.

Мы стояли молча у кабинета к психологу, ожидая, когда нас вызовут. Дочка слегка склонила голову вперед, так что челка шторкой прикрыла глаза, она пытается спрятаться от меня, от моего обеспокоенного взгляда. Сквозь прядки  смотрели острые карие глаза. Полоса волос повисла между нами, как барьер. Меня это раздражало.

– Убери волосы с лица, – прошипела я.

Она смахнула ладонью челку назад. Вскинутая бровь и полуопущенные веки говорили мне с вызовом:  «…Ну и что дальше?»…

 

Эпопея с уроками знакома, наверное, каждому третьему родителю в наше время, обычно в средних классах  это проходит. Но не в нашем доме. Единственный выход, который я вижу, — это переезд. Но не так-то просто матери-одиночке  со средней заработной платой получить ипотеку, сделать ремонт, купить мебель и технику и при этом кормить свое маленькое семейство, оплачивая еще и квартплату. Сейчас многие скажут – думать раньше надо было, когда рожала. Но ведь я и не жаловалась все это время, не просила у государства ничего, платила налоги и, более того, не получала никакого пособия. Ну а уж когда приходится решать в трудных обстоятельствах – давать ребенку жизнь или оборвать, тут уж не до обдумываний, где мы будем через …цать лет. В общем, ремонт в новой квартире идет медленно, а напряжение в доме все растет. Они устали от нас, мы — от них. А я все надеюсь, что с отдельным жильем в нашу мини-семью вернется спокойствие.

Мои мысли полностью подтвердила психолог. Оказывается, я не плохая мать, коей себя считала.

Попрощавшись со специалистом, поняла, что не все потеряно, еще можно исправить. Объявив дочери, что она теперь будет ходить к психологу, опешила от услышанного: «Ну наконец-то!»  Улыбнулись друг другу робко, но по-доброму. Чмокнув в щечку и крепко обняв эту умную маленькую женщину, я поняла, что действую правильно, ведь детям для счастья так мало нужно, всего лишь поддержка и крепкие объятия…

 

Софья ВЛАДИМИРОВА