Мы видим только верхушку?

Первым гриппом, с которым столкнулись жители Якутии, наверно, была «испанка». «Это было самой массовой пандемией гриппа за всю историю человечества. В 1918- 20-х годах умерло от этого гриппа 25-50 миллионов человек, около двух процентов населения мира» (Википедия).

Если центральные районы Якутии переболели раньше, то до Вилюя «испанка» дошла чуть позже. В Нюрбинском районе один человек поехал за сеном, и, нагружая сани,  вдруг услышал детские голоса. Увидел девять мальчиков, они шли рядком  строго по возрасту и по росту, начиная с малыша, заканчивая самым старшим.  Этот человек догадался, что идут непростые мальчики, но не испугался и громко спросил:

– Куда идётё?

Ответил старший, он подробно перечислил населенные пункты, по которым они намеревались пройти. Так же разговаривая, мальчики прошли мимо. Вернувшись домой, тот человек запретил своим детям выходить из дома, наказал не открывать дверь, не смотреть в окна. Сказал, что мальчики скоро вернутся. Действительно, через некоторое время опять послышались голоса, он приказал детям не подходить к окнам и двери – голоса вдруг пропали, наступила тишина. В  населённых пунктах, перечисленных мальчиками, слегли все, а в той семье, где отец запрещал выходить, никто не заболел.

В глубинке Верхневилюйского улуса люди заболели «испанкой» в 1925-м году. Дата точная, потому что это было в том году, когда у Анисимова Данила Ивановича родилась дочь, названная Марией. В одно утро заболели все живущие вокруг озера Хонкуй. Это больше десяти семей. Соседи быстро организовали бригады по подвозу сена и дров. У всех заболевших была очень высокая температура, из-за чего многие бредили. Пришлось выбрать истопников: это была десятилетняя Аннушка, дочь Данила Ивановича, и одна очень старая женщина, никто не знает её имени.

Топили дровами, аккуратно сложенными за печкой, розжиг (лучину и бересту) бабушка приносила сама – ей в этом кто-то помогал. Задачей десятилетней Аннушки  было: позвать на помощь, если бабушка упадёт. Слава Богу, они благополучно дважды в день обходили озеро: первый раз – разжигали, второй раз – проверяли, потому что дальше подбрасывал дрова кто-то из домочадцев. Кстати, кто-то ухаживал и за коровами, потому что они вели себя очень спокойно; кто-то наполнял водой большие сосуды; кто-то приносил кушать (в иных домах на столе лежали лепёшки). Но ни разу Аннушка не видела тех, кто это делает. Видимо, рук не хватало, потому и привлекли девочку.

Для десятилетней Аннушки эти несколько дней показались вечностью. Ей отец строго-настрого запрещал отходить от камелька, говоря, что дух огня защитит. Бабушка тоже от печки не отходила. Они обе не заболели. В народе говорили, что «эта болезнь с истопником»: не трогает того, кто топит печку.

Странно, но это поверье, что «эта болезнь со своим истопником», подтвердилось в 1959 году.

В течение пяти дней грипп накрыл несколько  крупных населённых пунктов, находившиеся довольно далеко друг от друга: Сургулук, Далыр, Манас и Чинэки. Тогда молоденькая фельдшерица Татьяна Даниловна работала в Чинэки.

Это были трудные дни:   болезнь протекала очень бурно, температура у больных зашкаливала.   По всему поселку не заболели два человека: фельдшер и истопник Саввинов (имя и отчество не удалось установить) по прозвищу Бытара.  Они обходили дома, с утра до вечера общались с больными, Татьяна Даниловна иногда ночами просиживала у постели особо трудных пациентов. Что это? Как это объяснить? Возможно, экстремальные моменты дают какой-то запас прочности.

Если раньше простые люди не знали об инкубационном периоде болезни, то удивляет халатность современных медиков. Первое время, уверяя, что болезнь не пройдёт, они стояли в полной экипировке с прибором для измерения температуры. Весь народ смеялся над ними, будто не знающими об инкубационном периоде болезни, когда вирус особо заразен. Теперь, вроде, карантин ввели, но мы беспечны, как дети: смешные ролики гуляют по интернету, ужасаемся, рассказываем друг другу страшилки, но думаем, что это нас не коснётся. Учёные уже говорят об «айсберге», вершину которого мы видим – о пандемии. Бережёного Бог бережёт. Почему бы и самим не постараться сохранить своё здоровье?

Почему бы не носить маски, которые придумали в те самые страшные годы пандемии «испанки»? Правда, выходит дороговато, если даже будет по пять рублей. В день минимум три маски сменишь – получится пятнадцать. Семья, состоящая из трёх человек,  потратит около пятидесяти рублей, но это на несколько дней, а если недели, месяц…  Семьи с небольшим доходом не смогут позволить себе эти маски. Почему бы не попробовать самодельные? Ещё лучше: их можно кипятить, подвергнуть воздействию солнечных лучей, прогладить утюгом с паром. Советы, как изготовить маски, печатались в предыдущем номере «Она».

Главное, максимально  сократить пребывание в людных местах. Мыть  руки, нос. Хочу дать ещё один совет – уже из опыта наших предков. Многие, наверно, замечают, что, когда пройдёшься по улице зимой,  сопли и слюна отделяются легче.  Якуты в прежние времена, прежде чем войти в дом,  отходя чуть в сторонку, сморкались, отхаркивались, рукавицами отряхивали иней, пыль с шапки и пальто, чистили снег с обуви веником.

А теперь, чтобы дойти до умывальника, нужно подняться на какой-то этаж, раздеться, переобуться, переодеться. Сколько времени уйдёт. Почему бы не перенять опыт наших предков: не заходя в дом, высморкаться в платок, в туалетную бумагу, потом сунуть в целлофановый мешочек. Не только помыть нос, но и прополоскать рот солёной водой, можно добавить немного соды.

 

Из опыта наших предков:

  1. Карантин.
  2. Болезнь опасна до проявления – в инкубационном периоде (вот это и есть «айсберг»). Власти, не обращающие внимание на это, беспомощны со своими заявлениями и вряд ли помогут в случае массовой болезни: «запрут», как жителей китайского городка.
  3. Нужно не переохлаждаться и помогать друг другу.

 

Постараемся не заболеть, милые земляки.

 

Инна НИКИТИНА