Про артефакт

— Принес! — сын мельника сбросил с плеч мешок.

Кот лениво приоткрыл веки.

Сын мельника распустил веревочку на мешке.

Кот сел.

Сын мельника вынул из мешка сапоги.

Что это были за сапоги! Казаки на небольшом каблуке, с модными отворотами, с тисненым рисунком на голенище, со сбруей на стопе! Новые, блестящие и скрипящие хорошо выделанной кожей.

Кот сел на попу, сгорбился, задрал одну ногу перпендикулярно полу и лизнул пузо.

— Ну… вот! — сказал растерянно сын мельника.

Кот лениво повел ухом, лизнул пятку, глянул на сына мельника поверх нее:

— Мон ами, вы кокетничаете или глумитесь? С точки зрения банальной эрудиции этот артефакт никак не способствует оптимальной активации моих выдающихся вокальных и прозаических способностей.

Сын мельника сел рядом с котом. Почесал затылок. Бросил сапоги в угол. Они упали туда, звякнув сбруей, прямо на примус, галстук-бабочку в горошинку, электрогитару, круглые черные очки и трость для слепых.

— Да что тебе надо, скотина… — прошептал в отчаянии сын мельника.

 

Про перспективу

Последние зрители покинули театр. В зале потух свет, разом погрузив его в пустоту. На сцене остался только крупный длиннобородый мужчина. Он бродил по подмосткам, убирая декорации, любовно поправляя одежду и прически куклам. Ставил своих деревянных и фарфоровых человечков в шкаф — аккуратно, ласково, чтобы не помять, не испортить, чтобы сберечь эти лица — веселые, грустные, мечтательные, злые. Все они были его детьми, каждого из них он сделал своими собственными руками: вытесал из полешка, отлил из фарфора, слепил из глины. Раскрасил, сделал прически и одежду. Они стали артистами, ежевечерне оживая в его руках, творя сказку, заставляя людей плакать и смеяться, неистово бить в ладоши.

Среди зрительских кресел кашлянули. Длиннобородый кукольник обернулся и всмотрелся в темный омут зала, отрезаный рядом разноцветных лампочек авансцены. Он думал, что зрители уже давно ушли.

— Уважаемый, — раздался вкрадчивый голос из темноты, — вы меня не знаете, как, впрочем, и я вас. Но ваше имя… Оно определенно внушает надежду на перспективу сотрудничества.

Из темноты зала к рубежу лампочек на ребре подмосток вышел кот. На голове его красовалась шляпа с пером, а на ногах были сапожки со шпорами и отворотами. Длиннобородый выронил куклу.

— Понимаю, мой вид для вас несколько неожиданен, — промурлыкал кот. — Я уже привык к эффекту, который произвожу. Но перейдемте к делу, мон ами. Как вы смотрите на то, чтобы стать маркизом?

Про подачу

В замке было сумрачно и сыро. Новым годом и не пахло. Ни вам тушеной баранины, ни шампанского, ни оливье.

– Жениться вам надобно, барин, — протянул Кот.

– На ком? – вздохнул Карабас.

– Да вот, хотя бы на Принцессе. А что? Красивая, умная, петь любит!

Карабас задумался, почесывая черную густую бороду. Оглядел развешанную по стенам замка коллекцию кукол. Тяжко вздохнул и махнул рукой:

– Куда мне!..

– Мон ами, вы кокетничаете или глумитесь? – мурлыкнул кот. Шпоры на ковбойских сапогах тоненько звякнули. Им отозвалась злата цепь, снятая котом с дуба и перекинутая через шею в качестве украшения. – Вы же мужчина в расцвете сил. Принцесса не устоит.

Он подошел к Карабасу, оглядел его оценивающим взглядом, потрогал бороду.

– Шикарная фактура, – сообщил он, — но немного придется поработать над подачей. К примеру, бросьте вы своих кукол, мон ами. Это не модно. Мужик с куклами — смешно. Вам бы, вашей бороде, вашим крепким рукам, мощному голосу и брутальному взгляду больше подошла бы… гитара. Да, гитара. А для большего эффекта я бы советовал собрать банду. Я могу на второй гитаре, вполне. Артемона возьмем на бас. Найдем кого-нибудь харизматичного на клавиши, ну и какого-нибудь осла на барабаны. Принцесса будет в отпаде, мон ами.

Про конфуз

– Тормози, тормози! — вскричал король. Кучер ударил по тормозам прежде, чем лошадиные силы растоптали бросившегося наперерез карете черного кота.

– Ваше величество! – истошно завопил кот, – Ваше величество! Вопрос жизни и смерти! Все зависит только от вас!

– Ну что там у тебя? – спросил польщенный король

– Такой конфуз! Маркиз Карабас решил искупаться в реке, оставил всю одежду на берегу и какие-то злоумышленники украли ее! Помогите же, Ваше величество!

– А ты- то, кот, где был в это время? – некстати вмешался кучер.

– Ну я это… — потупился кот, – сидел тут. Никого не трогал, примус починял… да…

 

Алена АФОНИНА