сканирование0003

̶  Я с детства мечтал о море.  А когда подрос, частенько убегал из дома – Каспий искать. И вот однажды оказался возле забора Астраханской мореходной школы: поставил ящик, взобрался на него и с любопытством и завистью смотрел на курсантов. Меня приметил начальник училища, капитан дальнего плавания  Кильчевский. Я не растерялся, попросил у него документ с печатью и подписью, что на будущий год обязательно меня возьмут в мореходку, ̶  так начал свой рассказ, когда забрел в редакцию «на огонек», Михаил Игнатьевич Пыркин. (Наши читатели уже знакомы с ним по январским публикациям).

 Вернулся  он тогда после побега в родную деревню и серьезно принялся за учебу.  Сельчане не узнавали озорного хулиганистого мальчишку. Как и мечтал, закончил училище, и ждали нашего героя разные моря и страны, параллели и меридианы. Работал в Каспийском морском пароходстве, сначала  матросом, потом рулевым.

̶  В 18 лет первый раз обошел вокруг Европы. Был свидетелем многих исторических событий – на Кубе, в Йемене, Алжире. Рядом со мной оказался очень хороший человек, капитан Расим Сератович  Беридзе, который говорил, что надо продолжать учиться, не останавливаться на достигнутом…

И Михаил поступил  в Бакинское мореходное училище.  Во время распределения сам попросился на Дальний Восток, на Сахалин. Начинал с третьего штурмана, дослужился до капитана дальнего плавания.  Получил еще одно образование, теперь уже высшее.

̶  И опять повезло мне на хорошего и интересного человека: руководителем  диплома была первая женщина-капитан дальнего плавания Анна Ивановна  Щетинина. На Сахалине проработал 15 лет – и в кругосветку ходил, и по Севморпути.  Но стало сдавать зрение, уволился, уехал к себе на  родину, в Чувашию, в город Канаш. Пригласили в ПТУ, замдиректора по учебно-производственной работе. Новое окружение, новое дело помогли адаптироваться на суше.  Процесс захватил, отправили поучиться в Ленинград на резерв директоров. Но пришло сообщение из родной Чувашии, что отец очень болен…

На дворе 1989-й – начало глобальных перемен. Облюбовал Михаил Игнатьевич заброшенный сад, посадил полторы тысячи яблонь, дело пошло. Дальше – больше, решил выращивать свиней. К тому же по новой технологии  – самых лучших в округе. Стал одним из первых фермеров Чувашии, даже на съезд отправили в Москву. Несмотря на то, что занятия на суше были далеки от его первой профессии, с морем он не расставался. Ездил в отпуск, всегда встречался с друзьями-сослуживцами, да и они к нему часто наведывались – уж очень места в Чувашии красивые.

сканирование0004

 Но душа опять просила нового, хотелось каких-то испытаний. Часто  вспоминал рассказы отца о далекой Якутии.

̶  Отец во время войны  лежал в госпитале вместе с якутом. Тот постоянно говорил о родном холодном крае. И так мне захотелось своими глазами  увидеть Якутию, что  поставил перед собой цель: пройти по Лене, проверить себя, что осталось морского, какие знания?

 Сложил в чемодан отглаженную  форму, книгу «Справочник капитана дальнего плавания»  ̶  и вот он уже в Якутске. Надо сказать, что шел ему 72-й год.

Никого из знакомых, никакого жилья, только вера в добрых людей да рисковый характер. Так он очутился  возле дверей ЛОРПа.  Приняли хорошо, поговорили. Но навигация шла полным ходом, вакансий не было, посоветовали обратиться в Жатай и в речное училище.  Ведь опыт большой, мог пригодиться. Но и там особо не были рады ветерану. Устроился охранником на техучасток, получил место в общежитии.

̶  Времени у меня оказалось  много – начал освежать все в памяти, заново учиться.  Никак не оставляет меня мысль подняться на корабль не просто пассажиром, а полноправным членом экипажа. Здоровье ведь позволяет – прошел медкомиссию, дали заключение, что годен. Курсы бы  пройти  ̶ переквалификацию, чтобы работать.

Но  все упиралось в возраст. И невдомек начальникам, что этот подтянутый, крепкий физически и стойкий духом человек даст форы многим молодым. Он, между прочим,  разработал свой комплекс упражнений, очень много двигается, ходит на лыжах.  И с молодыми ему легко,  поскольку сам молод душой, передает им на  общественных началах свои знания, мечтает создать кружок «Юнга».  Но и свою малую родину не забывает, говорит, что у нас с чувашами много общего. Мечтает  связи между  республиками наладить.

Вот такой он, Михаил Игнатьевич Пыркин, 72-х лет от роду.  И все у него непременно  получится.

Мария ВАВУЛИНА