Мы восхищаемся Египетскими пирамидами, Собором Парижской Богоматери и другими культурными ценностями. Все рукотворное и, действительно, красивое. Такое наследие  предков   при желании можно ремонтировать и восстанавливать.

Я никогда не видела этих красот, но, как и многие на  Земле, живу счастливо, наслаждаясь красотой  мира в окружении любимых людей. Что же унаследовали мы, якутяне?  Нам в наследство досталось не рукотворное чудо, а бесценное богатство, оставленное как дар мудрейшими предками, – природа. Чистый воздух, живая вода рек и озёр, суровые горы, живописные луга и самое ценное, от чего зависит существование всего Срединного мира, – богатейшие леса. Народ саха сумел сохранить в первозданной чистоте очень хрупкую и ранимую экосистему, зная тайны природы и помогая ей оставаться нетронутой, хотя наши предки веками жили у небольших озёр в аласах. Относились к  матушке-земле трепетно и умно. Недаром на Крайнем Севере выбрали оленеводство – самый безопасный для окружающей среды вид хозяйствования. Предпочитали кочевать за оленями, жить охотой, что было трудно и беспокойно, но верхний покров земли никогда не трогали, зная о вечной мерзлоте.

Вера народа саха отражает его отношение к природе, это философское и поэтическое видение мира. Только народ, знающий о природе всё, мог создать  такой исполненный глубокого смысла  миф-предупреждение о Быке Холода, о быке Дьыл.

Дьыл – это не Дед Мороз, это календарный отрезок времени: самый трудный, который можно было «перейти», рассчитав и силы, и природные условия, и запасы окружающего мира. У Дьыл есть бык – символ холода. Почему бык? Потому что не было другого такого животного, олицетворяющего медлительность, неторопливость (как зимние дни и ночи) и мощь.

Наступление холодов конкретно и точно измеряли его туловищем, головой и рогами. Холода усиливаются по мере роста рогов и начинают ослабевать с их потерей. Это было жизненно важным, поэтому конкретно знали, где рубить деревья до роста первого рога,  где – после  выпадения второго; точно могли сказать, сколько дров нужно до того, как рухнет туловище.

Так что Бык Холода был поэтическим, мифическим, но, тем не менее, почти реальным существом, с которым нужно было считаться при ведении хозяйства.

Из Википедии: «Материк, где вечная мерзлота отсутствует, – это Австралия. Самый глубокий предел вечной мерзлоты отмечается в верховьях реки Вилюй в Якутии. Рекордная глубина залегания вечной мерзлоты – 1370  метров – зафиксирована в феврале 1989 года».

Вилюйские якуты откуда-то об этом знали, поэтому в их рассказах Бык Холода к лету, рассыпавшись, проникал в вечную мерзлоту, укрепляя, чтобы земля не проседала и не заболачивалась, напоминая о себе заморозками, градом. Так оказалось, что лес и вечная мерзлота взаимосвязаны. Вечная мерзлота поддерживает баланс земного покрова, чтобы деревья росли, а лес защищает его от солнечных лучей. Получается, что Бык Холода помогает лесу сдерживать ветра, вырабатывать воздух, защищать реки и озёра от высыхания, просто даёт существовать  источнику жизни.

Где ещё вы найдёте такую взаимоисключающую, но неразрывную связь? Так что за образом Быка Холода стоит защита экосистемы.

К зиме в Средний мир приходит со своим быком Дьыл, а с Быком Холода и его спутники: иней, снег, крутые морозы, к весне – дьыбар. Иногда прилетает Чысхан – просто холодный пронизывающий ветер. Якуты предпочитали стоячие лютые морозы, а этот ветер не любили.

Всё, что есть в этом мире, имеет право быть, считали наши деды и прадеды, оставившие великое наследство, – правильное отношение к природе. И нам нужно как можно уважительнее относиться к своей мифологии, потому что за этими образами стоит то, что продлит жизнь человечества на этой прекрасной Земле.

У каждого творческого человека может быть своё видение мира, но личное, принадлежащее ему одному.  Дьыл и Бык Холода – это образы, принадлежащие всем нам, потому нужно очень бережно относиться  к ним. Многое было предложено творческими людьми, но, по моему мнению, ближе всех к народной трактовке  взгляд Василия Атласова. Он уловил философскую суть этих непростых образов – не кричаще яркое, но их повседневное, простое, нужное всем видение мира, которое требует неустанной работы по отношению к нашей такой хрупкой природе.

 

Анна ВЕТРОВА

 

Продолжение следует.