Яна Угарова, издатель и главный редактор журнала «Журфикс», заслуженный работник культуры  Республики Саха (Якутия)

Вы – азартный человек? Вам свойственен дух соперничества?
– На мой взгляд, это два разных вопроса. Когда мне было 7-8 лет, мой девяностолетний дедушка научил меня играть в карты: мы «резались» с ним ежедневно, когда я возвращалась из школы, потому что для него это было единственное развлечение в городе. Стоит ли говорить, что за пару зимних месяцев я стала мастерски играть и даже обыгрывала крутого деда. Вы – азартный человек? Вам свойственен дух соперничества?

Если бы я продолжила карточную карьеру, то, думаю, преуспела бы и в этом, но родители и дедушкин отъезд в деревню положили конец играм на конфеты. Как и другим азартным играм, которыми я потом сознательно решила не заниматься.

Чувство азарта приходит ко мне во время подготовки захватывающего проекта, в период работы над журналом, или когда нужно преодолеть достойный меня барьер.

Про дух соперничества. С удовольствием отдаю пальму первенства тому, кому она нужна больше, чем мне. Более чем дух соперничества, меня увлекает дух игры – когда не борешься в поте лица с проблемами, а справляешься с ними легко и играючи.

От какой привычки не можете отказаться?
–  Вредные привычки остались в прошлом. Из невредного: если я утром дома, то непременно и с удовольствием смотрю телепрограмму «Модный приговор» с обожаемым Александром Васильевым (если кто забыл, «Журфикс» два года подряд организовывал в Якутске его лекции о моде). При этом непременно и с удовольствием мне надо прихлебывать из большой чашки дымящийся капучино, который я варю в капсульной кофемашине. От какой привычки не можете отказаться?

Есть что-то, чего вы не можете простить?
–  Раньше я не могла простить предательство и непорядочность. Сегодня все обиды и страдания – в прошлом. Я выбрала жить легко, не расстраиваясь.3 Есть что-то, чего вы не можете простить?

Какую книгу вы не разрешили бы читать своим детям?
– Мои родители, когда я была маленькая, прятали от меня книги Мопассана. Лет в десять я случайно (кажется, в деревенской библиотеке) прочитала роман «Милый друг» и не нашла в нем ничего «такого»: стоило ли это прятать? Какую книгу вы не разрешили бы читать своим детям?

Моя дочь Аполлинария мудра с рождения, порой я учусь у нее, что и как делать: например, что надеть или какое кино смотреть. Она всегда сама решала, что ей читать – я абсолютно ей доверяю.

Что вас может растрогать до слез?

– Поплакать я люблю – от умиления и восхищения. Умиляют меня маленькие дети и животные, восхищает что-то очень талантливое – музыка, театр – и неординарное – смелые и благородные поступки.

Что бы вы хотели дать детям из того, чего у вас не было?

– Когда на свет появилась доченька, мои мама с папой работали в поте лица. Нам, юным родителям, было очень сложно справляться со свалившимися на нас обязанностями – честно скажу, это здорово нас подкосило. Месяц назад у меня родился внучок, и я, особенно первое время, хочу быть рядом и помогать. Элементарно, чтобы у его родителей была возможность погулять, сходить в кино – то, чего не было у меня, а так сильно хотелось…

Вы – публичный человек. Это к чему-то обязывает?

– К большей ответственности. Но она меня никогда особенно не тяготила – мама с папой и хорошие книги сделали меня этичным и порядочным человеком, и мне не нужно притворяться быть такой.