История Марины КУЗНЕЦОВОЙ, матери шестерых детей, потрясла соцсети и оказалась под прицелом федеральных журналистов. «Многодетная семья из Якутска просит у Путина денег на уголь и хлеб», – так называлась статья. Она врезалась в память вместе с одним комментарием. «Вот пусть Путин им и помогает», – написал некто.

И всё же. Не верю я, что мир стал таким.

Мир – милосердный, сострадательный. Всё у этой семьи было хорошо, так пусть и будет хорошо. Всегда.

 

Ещё когда не родилась Ярушка, самая младшая, а детей было пятеро, их родители знали, что всё осилят. Ребятишек вырастят, выкормят, поднимут, а для этого у них есть мир да любовь, золотые руки Олега и крепость духа Марины. Жили они в малосемейном общежитии на Кирзаводе, да сгорело оно дотла. У власти тогда был Вячеслав Штыров, спасибо ему: погорельцы получили по триста тысяч. Мало, скажете, а Олег с Мариной приобрели двушку чэбэ, с ней, правда, пьющих соседей впридачу. Имея печальный опыт жизни с пьянью через стенку, призадумались. А тут – как специально – на глаза попалось объявление: «Меняю частный дом на квартиру». Это ж надо! Наверняка, подумали: подарок судьбы, господь услышал наши молитвы.

История там была до ужаса печальная: муж хозяйки дома колол в ограде дрова, и вдруг прорвало дамбу глубоких озёр, что разлились неподалёку для орошения сельхозугодий. Вода так хлынула,  что хозяин моментально оказался по грудь в воде. То ли от неожиданности, то ли от нагрузки, но сердце внезапно остановилось… Оставшись вдовой с двумя детьми на руках, бедная женщина подала на обмен: в частном доме без мужика не проживёшь…

 

Когда в семье лад, не нужен клад

Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло: Марине с Олегом дом приглянулся. Привольно там. И спать есть где, и земледелием заниматься. На столе всё своё, домашнее, появилось: сажали картошку, выращивали огурцы, помидорчики, перец, капусту, – да всё, что растёт в суровых якутских условиях. И для курятника место нашлось: в мае многодетная мама брала 20-30 несушек и каждые два-три дня набирала корзину отборных яиц. Так Марина и детей кормила, и копеечку в дом несла: свои огурчики-то, химией не пичканные, с руками отрывали на рынке.

От прежних хозяев достались кусты чёрной смородины и малины, так что уже в середине лета у Марины пыхтело в тазике на плите, лопалось аппетитными пузыриками и соблазняло ароматами вкуснецкое варенье – м-м-м!

Марина – добрая хозяйка – и на огороде поспевала, и в доме, и на работу ни разу не опоздала. До остановки, между прочим, шутка ли: пешком почти полтора километра, и на автобусе почти час езды – от Намцырского тракта до республиканской больницы.

Олег – золотые руки – работал на фабрике мебели, да с приобретением дома пришло решение заняться чем-то своим: посмотрел, как мебель делается, понял – и сам так сможет. Открыл ИП по изготовлению мебели на заказ. Шкафы-купе, межкомнатные двери, прихожие, – всё ему было под силу. И старшего сына приобщал, и младшего, а то и Марину – для заключения договоров.

Дела двигались, обещая хорошую прибыль, и Олег решил взять микрозайм на развитие предприятия. Купил два станка: один форматно-раскроечный, другой – для ламината и осталось на старенький грузовик для доставки мебели. Немного его подшаманил, и тот резво побежал по дорогам, развозя шкафы заказчикам. И вдруг…

 

Лучше хлеб с водой, чем пирог с бедой

Как тут ни скажешь «вдруг», когда в дом приходит беда?! Олег страшно заболел: куда-то исчезли силы, он слёг, уже не мог работать, и руки отчего-то стали чернеть, кожа слезала с них, как одежда…

Врачи долго не могли поставить диагноз, а драгоценное время утекало как сквозь пальцы песок…

Всё в одночасье пошло под откос. Сказать, бизнес рухнул – ничего не сказать. Стали копиться и расти снежным комом долги, без работы простаивали станки. Не то, чтобы ржавели: они находились в арендованном помещении, а это новые долги – за аренду цеха, и станки невозможно было даже забрать, не заплатив по счетам.

А деньги требовались и на содержание семьи, и на лекарства, причём, весьма дорогостоящие – Марина с Олегом начали всё продавать. Продали станок, другой, грузовичок. Машину, хоть и плохонькую, пришлось всё-таки взять – воды-то в доме нет, так хоть воду возить…

Семья вполне себе среднего достатка обеднела мгновенно, но всё же какие-то деньги приносила Марина, работая в  Медцентре.

От лекарств Олег пусть не поправился, но ему заметно полегчало. ИП всё же пришлось закрыть: работать, как прежде, глава семейства уже не мог. Едва поднялся, пошёл устраиваться слесарем-сантехником – какая-никакая, а денежка.

 

Деток родить – не веток сломить

Но господь послал ребятам ещё испытание, теперь беременностью.

Довольно скоро обнаружилась несовместимость плода и матери, – да, да, такое бывает в случае с отрицательным резус-фактором. Откуда только он взялся у родителей с положительным резус-фактором! Артериальное давление у Марины, прежде крепкой, здоровой, теперь зашкаливало, и она трижды побывала в реанимации. Врачи настаивали на операции, и на 34-й неделе, после очередного приступа женщина не выдержала: «Подпишу все бумаги, режьте!». Так появилась Ярушка.

Ах, если бы с рождением новой жизни  всё вокруг преобразилось, и жизнь стала лучше прежней! Несовместимость Ярушки и мамы, слава богу, закончилась на синей лампе, где дозревала девочка, и искусственном питании, поскольку от маминого молока новорождённая желтела прямо на глазах, как лимончик.

Ярушка въехала в свой дом по Намцырскому тракту, а он уже еле сводил концы с концами.

 

Хорошо тому живется, если денежка ведется

Хотя нет, уже не сводил. Если за водой родители ездили на колонку, то тепло доставалось с огромным трудом. Печь надо топить углём, а один КАМАЗ угля стоит 25 тысяч, и на месяц хватит ли, неизвестно. Полы-то в доме прогнили: кочегарь не кочегарь, тепло не держится, сквозь щели в полу выветривается. Ну а кастрюля с супом на полу промерзает насквозь – холодильник не нужен. Основание дома стало подгнивать, он начал разрушаться, и в комнате сына упала стена…

Дом для Марины с Олегом стал обузой. Казалось бы, делов-то: купил стройматериал да сделал ремонт. Но семье он теперь не по силам – ни денег, ни здоровья. Поистине, когда в дом приходит беда, она за собой ещё семь бед тащит.

Итак, подсчитаем: на отопительный сезон требуется три КАМАЗа, это 75 000, а судебные приставы удерживают ползарплаты Олега – остаётся 13 000. Долгов от этого, конечно, меньше не становится.  Приходится выбирать: или уголь купить, или хлеба.

Хорошо, в этот раз «Сахатрансстрой» оказал семье благотворительную помощь, а дальше как жить? Снова побираться?

Насыплет Олег угля в вёдра, сам, больной, идёт на работу. «Вижу, – жалеет Марина, – болеет, сил нет, а идёт… что делать?»  Надолго мужниных заготовок не хватает, и Марина бежит подтапливать.

«С гаража в дом зайду – ребёнок ко мне бежит, а я – отойди, отойди. Она плачет, думает, я её на руки не хочу брать, а я вся в саже, грязная…»

Самый младший, шестой, ребенок Марины и Олега – Ярушка не подпадает под льготную категорию, и пособие на неё будет выплачиваться только до полутора лет. В апреле девочке исполнится полтора года – пособия больше не будет. Всё, что матери положено, если она останется по уходу за ребёнком до трёх лет – 76 рублей в месяц, не больше. Знать, пора на работу.

 

Под лежачий камень вода не течёт

Место в яслях искали всем миром. Минтруд отчитался было, мол, есть для вас путёвочка, да промахнулся: место в имелось в группе четырёхлеток. Нашли-таки с горем пополам  неподалёку от Столичного рынка, но – временно, экстренно. Чтобы Марина могла работать.

Спасёт ли это семью от разорения? «Мы пытаемся погасить микрозайм, но средств хватает лишь гасить проценты, – говорит Марина, – так долг и висит, и сегодня мы должны уже 365 тысяч рублей».

Понятно, что если нет денег на хлеб, нет и средств, чтобы расплатиться с банком.

Казалось бы, проведи газ, и половина проблем отпадёт сама собой, только для этого требуется ещё 380 тысяч рублей…

Под лежачий камень вода не течёт: Марина записалась на приём к главе республики – в течение пяти дней  пришёл отказ в виду занятости Ил Дархана. Тогда в соцсетях и вышла та статья-бомба, и Марине стали звонить отовсюду, однажды – прямо оттуда, сверху, представились: «Москва. Телеграф. Кремль». Мол, какой вопрос вы хотели бы задать Путину. «Я бы спросила у Владимира Владимировича, – сказала Марина, – почему законы для многодетных на местах не выполняются…».

И Марину стали приглашать на различные заседания, но! Многие её проблемы оказались трудноразрешимыми даже для властей предержащих.

«Наши законы загнали нас в угол!», – говорит Марина. Самое главное для неё – проведение газа, получение техусловий и ускорение очереди на химиотерапию Олегу, где  он 301-й.

И если последнее сдвинулось с места: спасибо, Валерий Лютый связал больного человека с первым заместителем министра здравоохранения  Е.С. Прокопьевым, теперь глава семейства проходит обследование и готовится на химию, которая, возможно, начнётся для него в июне, то вот с газом неувязочка вышла.

 

Слову вера – углю мера

Поначалу вопрос рассматривался положительно, но буквально в течение последней недели обнаружилось, что «в республике нет запланированных на это средств».

Видите, в целой республике!

Что уж тут говорить о многострадальной семье с низким уровнем доходов.

«Микрорайон Марха, – как сказано в ответе заявителю, – определён одним из первоочередных кварталов, но, по информации МКУ «Служба эксплуатации городского хозяйства ГО «город Якутск»», улица Намцырская не входит в их число, разработка схемы планируется с 2021-2022 годы. Таким образом, в случае изыскания средств строительство распределительной газовой сети в целях технологического присоединения жилого дома к существующим сетям газораспределения будет запланировано в период до 2030 года».

То есть, растянется на десять лет?!

С понедельника по пятницу, как на работу, Марина ездит по разным инстанциям, пытаясь разрулить ситуацию. Благодаря работе Общественной приёмной, выплата долгов по микрозайму на время заморожена, плюс судебные приставы из мизерной зарплаты Олега станут удерживать не половину, а четверть…

Но долг от этого не рассосётся. Просто сейчас они вздохнут чуть свободнее.

 

Соберем всем миром

…Сколько порогов Марина обила, а никто не спросил, есть ли у её детей хлеб. Конечно, есть: на той неделе кто-то, абсолютно посторонний, узнав о бедственном положении семьи, откликнулся и немного помог продуктами, чуток – деньгами. И на позапрошлой, знаю, им тоже кто-то чего-то подкинул…

Наши читатели всегда откликаются на чужую беду. И мы знаем, что вы не оставите семью, попавшую в трудную жизненную ситуацию, один на один со своими проблемами.

Приветствуется любая возможная помощь.

Нужны продукты питания и вещи. Одежда: мужская (подростковая) – 48-50 размера, для девочки – 40-42, детская – на рост 80 см. Обувь: мужская (на подростка) – 41-42 размера, девичья – 35-36 и детская – 20-22 размера.

Звоните автору статьи по телефону  8914 82 92 847.

 

Елена СТЕПАНОВА