Когда я читаю любовные истории школьниц, просто диву даюсь. Они уже вовсю целуются, ходят на свидания, переживают бурю страстей, ссорятся-мирятся с парнями, при этом хорошо учатся, не прогуливают уроки. Молодцы, девчонки!

Конечно, как все подростки, я тоже влюблялась. В восьмом классе перешла в другую школу. Незнакомые лица, совсем иная обстановка, но с одноклассниками быстро нашла общий язык. Через пару недель учебы с возгласом: «А-а, это и есть ваша новенькая?» к однокласснику подбежал улыбчивый парень из параллельного и начал меня рассматривать, как игрушку в витрине. Помню, я еще тогда  подумала: «Тоже мне, барин нашелся, как можно быть таким наглым!» С тех пор он то и дело дергал меня за косичку. В общем, обращал на себя внимание. Его невозможно было не заметить: заводила, душа компании, модник, а что еще надо 13-летней девчонке? Я, сама не знаю почему, начала тайком вздыхать по нему, а он крутил романы с красотками школы, дружил с самыми популярными девчонками. У них была своя компания: они вовсю кутили, зажигали на дискотеках, собирались на квартирах. С ним я пересекалась только на переменах,  мы не были знакомы, ни разу не сказали друг другу «Привет». После окончания университета видела его пару раз. Внешне он совсем не изменился, все такой же улыбчивый парень с неизменными наушниками.

В одиннадцатом классе  больше думала, как быстрее получить аттестат и распрощаться с ненавистными точными предметами. Я поступала на филологический факультет и к ЕГЭ по математике не готовилась ни минуты. На экзамене нас, восемь параллелей, рассадили по спискам: ребята, чьи фамилии начинались с букв А, Б, В, сидели в одном кабинете, на Г, Д, Е — в другом и далее по алфавиту. За порядком пришли следить учителя из соседней школы. Одним словом, засада полная. Худо-бедно решив несколько  первых  заданий, я перестала понимать, что от меня хотят. Цифры, уравнения, логарифмы – на каком это языке?! Видимо, весь мой вид передавал ужас, потому что парень из «В» класса, которого я абсолютно не знала, великодушно решил мне несколько задач.

Хотя почему я вру? Именно в выпускном втрескалась по уши. Это был 2001 год, с осени  начала ходить на подготовительные занятия в ЯГУ. Куча старшеклассников из разных школ города, и из этого множества лиц я выделила именно его. Моя любовь возникла не сразу, но постепенно, нарастая, как снежный ком,  захватила меня полностью. Парня звали Боря.  Молчаливый, весь какой-то таинственный, вязаная шапочка, надвинутая на густые черные брови, широкие рэперские штаны…  Мое сердце растаяло. До этого считала себя циником и ко всем любовным «соплям» относилась с пренебрежением. А тут дело дошло до того, что я начала писать стихи. С сочинительством у меня всегда было очень туго, а тут — стихи! Далее, как говорится, Остапа понесло. Боря учился в другой группе, и я специально подкараулила его, зашла в аудиторию, как ни в чем не бывало, и при всех попросила у него тетрадь. На ходу сочинила легенду, что пропустила лекцию. Его сосед идиотски захихикал, а Боря ухмыльнулся и протянул тетрадь. Конечно, все догадались, что это просто предлог познакомиться. Но мне было плевать. И ему, видимо, тоже, потому что никаких действий не последовало. Я вернула тетрадь, Боря так же молчал. Все, как всегда.

С Аней мы познакомились на этих же курсах подготовки, неплохо общались. И вот через год, когда  уже стали студентками, встретились в автобусе. Вспомнили общих знакомых,  и Аня, понизив голос, сказала: «Помнишь Борю? Мы же с ним встречались». Сердце ёкнуло, щеки мгновенно запылали, но я, как ни в чем не бывало, ответила: «Кто это? Не помню такого» — «Ну, такой, симпатичный, темненький, с густыми бровями. Познакомились чуть ли не на  первой лекции, он  сразу в любви признался. Он ведь не поступил, все время приходил ко мне в университет, а мне так стыдно с ним было. Сейчас работает где-то охранником». Мда, только тогда я поняла, почему Боря был равнодушен ко мне.

«Мне кажется, у них нет никаких чувств. Парни не могут любить. Им просто это не дано. И если есть взаимные чувства,  это только для везучих» —  бурно обсуждали мы с одноклассницами мальчишек. Что бы там ни говорили про несчастную или безответную любовь, многие  убеждены, что школьная любовь – самая настоящая, незабываемая. Воспоминания о ней мы всегда будем хранить в шкатулке памяти.

 

КЛАВДИЯ