Каждую весну, в марте, сын убирает снег на участке. Но однажды мы решили позвать на помощь нашего всеобщего любимчика – племянника Яшу. Сын и племянник с ранних лет дружили  («два веселых гуся» — звали их), никогда не ссорились, понимали друг друга с полуслова. И редкие дни, когда Яша появлялся у нас дома, становились праздником. Мы с сыном тут же забывали про ссоры, в доме – шум и смех. Шутили, подтрунивали над Яшей, оттачивали на нем свое остроумие, и он никогда не обижался. Понимал, что это любя.

Я заранее основательно подготовилась к этому знаменательному Дню уборки снега. Ведь придут не кто-нибудь, а мужчины же… Сходила в оптовый за продуктами, купила в «Скифе» пироги. Подыскала  старые куртки, сапожки и т.д. И, наконец, в один из выходных дней мои любимые мужчины шумно и весело ввалились в дом, и, не переставая разговаривать, сели за стол, сразу ставший маленьким. После чая, также с шумом и гамом, толкая друг друга, начали переодеваться в рабочую одежду и, подбоченившись, долго прихорашивались перед зеркалом. Я не выдержала: «Вы же мужики! Крутитесь, как девочки, перед зеркалом». Ответ сына озадачил: «А в ваше время таких зеркал вообще не было».

В конце концов они вышли на улицу, и я, довольная, начала готовить основательный обед. Ведь у меня мужчины же… Во время готовки поглядывала в окно, любуясь своими работающими парнями. Но они никак не могли наговориться. Изредка отрывались от снега и, опираясь на лопату, все разговаривали.

По неосторожности я зачем-то открыла дверь, и мои мужчины, учуяв вкусные запахи, перебегая друг другу дорогу, ринулись на этот дивный зов. Мужчины же…

Смеющиеся, краснощекие, мгновенно скинув с себя рабочую одежду, очутились за столом, и я только успевала накладывать еду. После работы надо их кормить по-настоящему! Мужчины же!

Это счастье для женщины – кормить работающих мужчин. Они боги и герои в одном лице. На столе были салаты, мясо, сладкие пироги. Опять полились детские воспоминания, шутки, и я, как добрая и старая мать из повести «Тарас Бульба», смахивая слезу, любовалась ими. При этом не могла дождаться, когда они наконец встанут из-за стола и дружно пойдут убирать снег.

Прошло немного времени, и темп речи у моих мужчин становился все медленнее, смех все тише, глаза их подергивались поволокой, а головы медленно, но верно начали клониться вниз. Один успел протянуть: «Мама, сейчас…сейчас…», другой: «Немножко…немножко». И тут же дружно захрапели. Под этот храп убрала посуду, потом полюбовалась их розовыми сонными лицами. Надо их беречь. Мужчины же…

Подоткнула одеяло, вздохнула. Вышла на улицу, взялась за лопату…

 

Светлана ЗАХАРОВА