Женские хлопоты под Новый год известны. Любовь Ивановна боялась выбиться из сил, но старалась во всём преуспеть. Дети и внуки сновали по квартире, а их мама и бабушка оставалась на «своей волне», вспоминая далёкую зиму, когда она, студентка первокурсница филфака, познакомилась на танцах в общежитии с Аликом –  второкурсником с исторического. Он пригласил её на вальс «Эти глаза напротив» и сразу же вскружил голову. Она уже привыкла, что парни обращают на неё внимание и не придавала значения комплиментам, но его слова запомнились:

– В тебе есть настоящая красота…

На следующий день, проходя мимо кабинета археологии, дверь которого была открыта, увидела нового знакомого. Алик стоял у большой, во всю стену картины с изображением стоянки первобытных людей. Встреча была неожиданной, но Алик нашёлся что сказать:

– Останься, будешь позировать мне для картины. У тебя правильный овал лица.

– Некогда мне!

Однако потом, когда картина была закончена, Люба нашла некоторое свое сходство с изображённой девушкой в звериной шкуре.

Как-то вечером после лекций услышала из кабинета археологии звон гитары. Войдя, увидела Алика. Он пел: «Плачет девочка в автомате».

Так Люба в первый раз услышала очень популярную позже песню. В кабинете было несколько студентов, среди них – Нина, ставшая её лучшей подругой.

– У меня сегодня день рождения, – сказал Алик и, достав откуда-то уже початую бутылку вина, налил немного и ей.

– Я не знала и пришла без подарка.

– Просто поцелуй меня.

Взгляды всей компании пронзили её. Она покраснела и поцеловала парня в губы… Пора было уходить.

Утром на двери кабинета археологии висел замок. И в другие дни – тоже.

Случайно встретились в перерыве между лекциями. Алик сообщил:

– Наш вокально-инструментальный ансамбль готовится к Новому году. Приходи в главный корпус на репетицию.

Когда Люба нашла нужную аудиторию, репетиция была в самом разгаре. Алик играл на гитаре «Синий-синий иней…» Девушка подхватила знакомую мелодию. Когда поднёс микрофон, не смутилась.

– Оо, ты отлично поёшь. Возьмём тебя солисткой.

– Что ты! Надо готовиться к экзаменам.

После репетиции он провожал её до общежития. Вдруг из тумана к ним бросилась тёмная фигура. Общежитие было уже в двух шагах, Алик быстро приказал:

– Беги! Жди меня. Я скоро.

Люба скрылась в общежитии и не знала, что делать. Алик появился через некоторое время, бледный, показал ей студенческий билет, проткнутый шилом и запятнанный кровью:

– Он спас меня.

Люба заплакала. Алик обнял её:

– Не беспокойся. Я пойду к друзьям.

Новый год запомнился громкой музыкой, яркими огнями, и тем, как  она, стоя на лестнице, подобно Фаусту, произнесла:

– Остановись, мгновение, ты прекрасно!

Во время сессии они почти не виделись. Люба добросовестно учила, сдала все предметы на «отлично» и купила билет домой на каникулы. Студенты начали разъезжаться. Люба осталась одна в комнате. Вдруг вечером появился Алик с гитарой, шампанским и конфетами. Они о чём-то говорили, пели… Песня «Ты у меня одна, словно в ночи луна…» прозвучала как признание в любви, на которое нельзя не ответить…

Алик разбудил её поцелуем.

– Я твой первый мужчина. Мы поженимся. Такие, как ты, становятся лучшими жёнами. У нас будет много детей…

Люба сказала, что сегодня улетает. На прощание он спел:

– Я писать не стану,

Я звонить не смею,

Я закрою сердце на замок.

А беда случится,

Я помочь сумею,

Как помог Ивану Серый волк…

Расставаясь, Люба тихо сказала:

– Я тебя никогда не забуду.

Вернувшись с каникул, она с нетерпением ждала Алика, но его не было. Встретила в коридоре общежития его приятеля, спросила:

– Где Алик?

– Забудь его.

Хищно улыбаясь, он добавил:

– Ты пойдёшь по рукам…

– Нет!

Подруга Нина, с которой она делилась всем, сообщила:

– Алик завалил сессию, и его забрали в армию.

Больше ничего о нём Люба не слышала.

Прошли годы…

И вот недавно, зайдя в школу за внуком-первоклассником, она обмерла. С мраморной доски в фойе на неё смотрел… Алик!

Молодой, красивый, совсем как тогда! Надпись гласила, что герой Афгана учился в этой школе и погиб на войне…

Сердце Любови Ивановны бешено забилось.

– Вот и свела судьба… – зазвучало в голове.

Сквозь слёзы она разглядела спускающегося по лестнице внука.

 

Алла КУЛЯНДИНА