То, что произошло в Якутске на днях – с многотысячным митингом, с громкими заявлениями первых лиц республики, с сопутствующей агрессией против выходцев соседних государств, – это даже не звоночек для властей, это грохот колокола, который вот-вот может расколоться и рухнуть с высоты, придавив собой толпу случайных зевак. На призыв собраться и показать всем, чей дом Якутия, а кто в ней незваный гость, молниеносно откликнулись тысячи и тысячи здоровых и сильных мужчин. Хватило единственной массовой рассылки в «WhatsApp» о преступлении гастарбайтеров в отношении коренной якутянки, чтобы тысячи северян вышли сказать мигрантам: «Вам не рады, уходите».

 

РЕСПУБЛИКАНСКИЙ СЛЕДСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ в официальном сообщении отмечает, что в 2017 году против половой свободы и половой неприкосновенности личности в Якутии совершено 117 преступлений, из них иностранцами – шесть. В 2018 году – почти втрое больше преступлений – 296, из них иностранцами  – четыре, а местными якутянами 292. Где был народный гнев, когда расследовались эти 292 преступления по «сексуальным» статьям против якутян, совершенных якутянами?

Почему сейчас вспыхнуло?

Потому что когда крепкий мужик устал не жить, а выживать, и когда не видит перемен к лучшему на протяжении десятилетий, и перспектив на родной земле не видит тоже, он начинает искать виновных в сложившемся положении – врагов. И с успехом их находит среди первых попавшихся пришлых. Потому что нельзя ведь видеть врага в ближнем – генетика не позволяет.

А ближний после известных событий заявил о начале тотального контроля за соблюдением миграционного законодательства. Заявил о массовых проверках мелких коммерсантов и перевозчиков. Заявил о рейдах по выявлению нарушителей налогового режима.

Но остановитесь на минуту, пожалуйста.

 

МАРГАРЕТ ТЭТЧЕР В СВОЕ ВРЕМЯ очень четко сформулировала суть финансовых взаимоотношений между народом и любой действующей властью: «Нет никаких государственных денег, есть деньги налогоплательщиков».

Сегодня в Якутске о внезапно возникшей готовности исполнять свои профессиональные обязанности заговорили органы и ведомства, которые вообще-то за исполнение именно этой работы получают служебные оклады, северные надбавки и премии. Все это – из бюджета. Из государственных денег, которых не существует. Но которые государству отдает каждый из нас в виде сборов, взносов, акцизов, налогов, НДС, НДФЛ…

Мы ежедневно платим всем этим людям за то, чтобы они охраняли нас от неприятностей и предотвращали то, что случилось накануне массовых протестов. Мы отдаем деньги не за то, чтобы наших близких хорошо кормили в изоляторах временного содержания за неуважительные высказывания в адрес власти (соответствующий закон на неделе подписал президент), а за то, чтобы не возникало повода высказываться о власти неуважительно.

Якутская история сейчас показала: люди поняли, что с ними в чем-то не честны. Вообще, единственная причина, которая может заставить человека оторваться от телевизора с репортажами про процветание, встать с дивана, сесть в машину, выехать из своего улуса и, проехав пару сотен километров, упереться в пост ДПС, а остальной маршрут преодолеть на автобусе и пешком, чтобы принять участие в митинге в Якутске, – это понимание, что в чем-то его обманули. Так и начинаются вещи, о которых нельзя писать в газете, чтобы не попасть на крупный штраф от государства. Штраф, который потом пойдет на бюджетное содержание контролирующего ведомства и зарплату начальнику миграционной службы.

 

ПРОИСХОДЯЩЕЕ – ЭТО НЕ ВИНА ОБЫЧНЫХ ЛЮДЕЙ. Это целиком и полностью ответственность людей, устроенных на госдолжности по блату, по родственным связям. Которые тянут за собой некомпетентных, но близких мам, пап, сестер, троюродных племянниц, красивых секретарш и прочих удивительно важных людей. Эти случайные люди по всей стране становятся ответственными за образование, за общественный транспорт и доступность торговых мест на рынках, за уборку дворов и вывоз мусора, за уровень медицины и наличие лекарств здесь и сейчас. И давайте просто признаем, что в современной Якутии районным отделом соцзащиты запросто может руководить девочка, которая умеет красиво рисовать фломастерами в альбоме зеленое деревце и желтое солнышко, а сложить два и два не умеет. Ее взяли на госслужбу, потому что резюме состояло из нескольких слов: «Мой папа – глава соседнего улуса».

Нас это не возмущает.

А не нарушающий уголовное право гастарбайтер, которому можно платить вдвое меньше серыми схемами, возмущает. Несмотря на то, что девочка из соцзащиты рисует солнышки раз в неделю по настроению, а мигрант возит жителей Якутска с раннего утра до позднего вечера ежедневно. Но по настроению толпы девочка пусть работает, а водителя давайте выгоним в его Среднюю Азию.

Только вы первыми заявите о несправедливости, когда местные власти объявят, что цену проезда в якутских маршрутках подняли на 10 рублей, потому что разогнали всех иностранцев и наняли местных. А им надо платить легальные зарплаты, отчисляя космические налоги.

В критичной ситуации самым мудрым оказался начальник полиции Якутска Николай Кульбертинов, который призвал горячие головы беречь друг друга и быть терпеливее. Он знает, что наказывать нужно преступников, а не тех, кто попадет под руку. И он знает, чем могут обернуться действия разъяренных людей и какая ответственность за это наступает.

В отличие от политиков и больших начальников, которые в нужное время не могут подобрать правильные слова, а в другое время не могут устранить первопричины народного гнева.

Давайте попробуем быть мудрее и лучше. И давайте требовать от окружающих этого, а не расправы.

Алексей МОРОЗОВ