Мой ответ тем, кто учит меня жить

 

Замуж я вышла поздно, в 32 года, до этого перенесла множество бед, один за другим умерли мать, отец, сестра. За сестрой мы ухаживали два с половиной года вместе с ее мужем, восемь раз заново ставили её на ноги после полостных операций, у неё был рак толстой кишки, она очень страдала.

 

По профессии сестра – врач и вполне могла покончить с собой, не вынеся мучений, она знала, как это сделать с помощью лекарств. Удержать её от самоубийства – вот что я тогда считала своей главной задачей. Мы часто разговаривали с ней, и сестра призналась: не раз готовилась наложить на себя руки, но ведь у неё оставались трое маленьких детей, как им потом жить?

В  общем, похоронив сестру, я вышла замуж. Муж мне попался хороший, но со своими мужскими слабостями. Рос он как ветер в поле, рано стал сиротой, побывал в местах не столь отдалённых. Меня тоже судьба не баловала, так что «встретились два одиночества, развели у дороги костёр…». Сынок родился слабеньким, к году диагностировали ДЦП смешанной формы. Я тогда не знала, как правильно растить такого ребёнка, но интуитивно нашла верное решение, которое затем подтвердили горы прочитанной литературы: от болезни можно убежать, играя.

Вскоре нам подвернулся бездомный котёнок, на вид совсем дикий, я взяла его в дом. У ребёнка появился первый друг и товарищ в играх. Спят попа к попе, кто первый проснётся – набрасывается. Сын, конечно, ползал поцарапанный, но развивался! Котёнок быстро вырос, начал защищать мальчика.

Однажды поздним вечером к нам зашёл родственник мужа, положил на пол какой-то непонятный свёрток, занял у нас десятку и ушёл. И после этого мы увидели его только через двенадцать лет.

Когда я развернула суконное одеяло, в нос шибануло нечистотами. Ребёнок! Длинные ресницы толщиной со спичку не могли подняться, а только трепетали. Слава богу, живой, только очень давно не мытый, вся кожа воспалена. Как могла обтёрла малыша, положила в надувной бассейн с отваром трав. Пять раз меняла воду, пока отмыла.

Так у моего сына появился второй друг и брат. А потом ещё две сестрёнки и братишка. И как только мой бедный муж не сбежал! В доме – постоянная куча-мала. До этого я рукодельницей не была, но сразу всему научилась: вязать, шить одежду, в том числе и унты, шапки, шубы.

Жили дружно. Муж – прекрасный водитель, часто возил нас на природу, понимая, как мне нужно отдохнуть от домашних дел, расслабиться. Сам оставался с детьми у костра, а я собирала ягоды, грибы, травы – в те трудные времена это помогало обеспечить семью витаминами и лекарствами.

Конечно, неблагополучное детство мужа не прошло бесследно. У него было слабое здоровье, 17 лет болел лейкемией, уже девять лет его нет с нами. Дети выросли, один стал предпринимателем, другой – нефтяником, младший оканчивает вуз речного флота. Старшая дочь преподаёт в институте, младшая по образованию юрист, пока не работает, замужем.

Теперь мы с моим первенцем остались вдвоём, он – моя левая и правая рука, мои ноги. Не говорю, что стала развалиной, так же бегаю по лесам, но тыл мне создаёт мой добрый, верный мальчик. Не назовёшь его особо умным, но всё умеет – готовить, шить, убирать, стирать. Вместе держим небольшой бизнес.

Когда сын был маленьким, я ещё очень верила официальной медицине, но потом увидела, сколько лекарств нам выписывают: сурдолог – одно, терапевт – другое, а там ещё невролог, психолог и остальные на подходе с рецептами. Тогда я возмутилась и сказала: мой сын не свалка для химии! На это мне ответили: «Вы ничего не понимаете, неразумная мамаша».

В школу для инвалидов нас не приняли. К счастью, попался хороший букварь, с его помощью можно научить ребёнка читать по слогам. Сын освоил букварь к 13 годам. Я много занималась с детьми – и благодаря этому остальные мои ребятишки в первом классе скучали на уроках, они уже всё знали. Система соревнований и поощрений себя очень хорошо зарекомендовала. Живое подтверждение тому – все мои дети выросли успешными.

Как человек, прошедший и Крым, и рым, заверяю: у нас в стране не всё так мрачно. На самом деле только собственное отношение к происходящему определяет, плохо нам или хорошо. И еще люблю индийскую поговорку: «Самый богатый человек – тот, которому меньше всего надо».

Да, грустно, что ребёнок пока с трудом ходит и неважно говорит, но ведь это не помешает с ним гулять и восхищаться звёздным небом, стать для него фокусником и волшебником. Вот я дышу, изо рта идёт пар. Пар – это вода. Сажусь на кусок льда – это что? Замёрзшая вода.

А беру снег в руки, что там? Вода. Вот и физика у нас в кармане.

У ребёнка всегда должны гореть глаза. Нет, родители не обязаны становиться клоунами и развлекать его, они только дают старт. Человек обязан до всего доходить сам, должен уважать общество, жалеть слабых, вырасти добрым и отзывчивым. Не надо становиться супермамой,  надо быть просто мамой.

Два года назад я оформила сыну инвалидность: знаю, что не вечна, он должен быть финансово обеспечен. Когда появляются более-менее свободные деньги, кладу на его счёт: очень не хочется, чтобы он зависел от своих братьев и сестёр. Пока что всё наоборот – мы вместе с ним заработали остальным на образование.

Стараюсь окружить сына добротой. Надеюсь, и без меня он в жизни не заблудится, найдёт опору. И, конечно, я постараюсь подыскать ему пару.

Рада, что научила сына вечным ценностям: любви к природе, звёздному небу и чтению, а также доброму, но настороженному отношению к жизни. Научила собирать ягоды, грибы и травы, выращивать овощи, и главное – мечтать.

А всяким «сильным мира сего» у меня один ответ: хотите учить меня жить? Готова к вам прислушаться, если сможете хотя бы один день в 50-градусный мороз простоять в уличной палатке, торгуя газетами и при этом улыбаясь людям. Я простояла так шесть лет.

 

Лия ДАНИЛОВА

 Якутск