НА НЕДЕЛЕ стало известно, почему депутаты Ил Тумэна чисто формально обсудили предстоящую пенсионную реформу и вынесли такую рекомендацию, которая, по сути, не влияет ни на что. Федеральные СМИ рассказали, что аналогичная ситуация сложилась и в некоторых других регионах страны, но их мало. Причина оказалась банальна – тем субъектам, где ожидаются выборы в местные парламенты, Кремль разрешил не высказывать безоговорочное одобрение реформы. И еще нескольким регионам, где главами являются представители не «Единой России», разрешили даже контролируемый протест. Но так, чтобы и люди выпустили пар на митингах, и все это буйство демократии не переросло в волнения. Редкое разумное допущение вольнодумства сверху, следует признать.

Про народных избранников из Ил Тумэна все понятно и без комментариев федеральных экспертов – депутатское кресло все-таки ближе к телу, чем обезличенная народная масса в качестве электората. Никто в здравом уме, если ему завтра переизбираться, не станет заигрываться с пропагандой пенсионной реформы. Тут дураков нет.

Кстати, те же СМИ сообщили, что сторонникам «Единой России», пропагандистам и подконтрольным правительству СМИ запретили называть пенсионную реформу реформой. Можно называть изменениями, новшествами, преобразованиями, а реформами нельзя. Потому что, по мнению запретителей, слово «реформа» несет негативный оттенок и может ассоциироваться у россиян с реформами 90-х годов и не очень приятными воспоминаниями.

«Ведомости» сообщают, что при обсуждении изменения пенсионной системы депутатам даже разрешили ругать повышение пенсионного возраста, но посоветовали не критиковать президента России Владимира Путина и, в меньшей мере, премьер-министра правительства Дмитрия Медведева.

 

ТО, ЧТО ЖЕНЩИНАМ предлагается работать на восемь лет дольше – это не реформа, а новшество. То, что в результате к пенсии будут прибавлять по тысяче рублей в год – это не реформа, а изменение. Вся эта благодать позитивно отразится на россиянах всего лишь потому, что ранее правительство страны под председательством одного человека, персону которого рекомендовано не раскрывать, оказалось неспособно сохранить и приумножить деньги трудоспособных россиян. Которые, кстати, с каждой зарплаты ежемесячно делали и делают отчисления в Пенсионный фонд. Который, в свою очередь, точно так же оказался не способен приумножить эти деньги.

Новшество с огоньком комментируют на федеральных телеканалах – что у Малахова, что у Киселева. Сюжеты про спортивных стариков и задорных 90-летних молодоженов нам теперь будут показывать еще долго – как минимум до окончательного принятия законопроекта. Ради этого дела в воскресенье на Первом даже убрали КВН и поставили вместо него «Познера» с министром финансов Антоном Силуановым. А Елена Малышева рассказала, что в 60 лет только заканчивается молодость. Компания «Медиалогия», которая занимается аналитикой в области информационного пространства, подсчитала, что за месяц шесть основных телеканалов страны выпустили 424 сюжета о реформе. Из них негативными были 0,7%.

В общем, все в лучших традициях государственной пропаганды из новейшей истории страны.

 

А ДЕПУТАТ ГОСДУМЫ от «Единой России» Елена Ямпольская, и известный театральный критик по совместительству, рассказала, что вопрос повышения пенсионного возраста – это вопрос привычки и зоны комфорта. «Ранний выход на пенсию не является для многих чем-то сакральным. Для многих, не для всех, конечно, но для многих – это вопрос привычки. Это зона психологического комфорта. И, что самое смешное, действительно – только психологического», — рассказала депутат.

Вот так. Если у вас нет сил просыпаться по будильнику в 45 лет, то нежелание вставать по будильнику в 64 года, чтобы пойти на работу, – это проблема психологического комфорта. Нужно закинуться бесплатными таблетками по рецепту и из этой своей зоны комфорта выйти. В дождь и стужу, жару и ураган, чтобы в этой не очень комфортной зоне дойти до не самой комфортной остановки и сесть в некомфортный автобус до работы. А вы говорите: возраст, здоровье… Не там ищите.

Правда, к чести депутата, она задала очень важный вопрос. «Правительство внесло нам предложение, на чем будем экономить, теперь хотелось бы поподробнее услышать, на чем будем зарабатывать», — сказала Ямпольская с трибуны в сторону коллег-депутатов. То есть в пустоту. Потому что ни коллеги-депутаты по партии, ни тот человек, который эту партию возглавляет и который предложил изменение пенсионного возраста, ничего, кроме оперативного и самого негуманного способа залатать текущие дыры за счет денег и времени россиян, предложить не может.

Наверное, потому что это все-таки не реформа. Была бы реформа, можно было бы говорить предметно. А так – о чем рассуждать? Не о чем и некогда. Потому что пора вставать по будильнику и ехать на работу. И все. Пенсия-то все равно не скоро.

 

Алексей МОРОЗОВ