Несколько меньше, несколько больше…

ИДЕОЛОГИЯ СОВЕТСКОГО времени не отличалась особой толерантностью. Многое удерживалось на страхе. В пятидесятых годах прошлого века я, студент третьего курса, поддался веяниям зарождающейся моды и один из первых на курсе втиснул себя в узкие брюки. Соорудил модную причёску – «кок». Стиляга. При всём том был парнем активным, редактором институтской сатирической газеты, писал тексты, вёл  конферанс… Но по вечерам старался не появляться в центре города. Комсомольский патруль останавливал «узкобрючников» и разрезал штанины, далеко не всегда по шву. А у меня они были единственные. И для учёбы, и для свиданий. Вспомнилось всё это не просто так. Худшее, вроде давно забытое, возвращается в нашу жизнь. Сети полнятся тревожными примерами: «В Нижнем Новгороде разыскивается компания подростков, которые возомнили себя патрулём моды. Они с кулаками набросились на свою сверстницу прямо в торговом центре. Дальше – врачи, больница. Всю экзекуцию снимали на камеру мобильного телефона…»

– За американский шмот по-любому били и бить будем, – выступает юный патриот из Волгоградской области. В Пензе агрессивные подростки придумали своему движению название и завели для него отдельную страничку в соцсетях. «Они устраивают что-то вроде патруля и бродят по улицам со своим «поясни за шмот», – рассказывает десятиклассник. – Это лишь повод придраться, чтобы снять с кого-то модную майку, кроссовки, штаны и взять себе». И считают важным вбросить в публичное пространство картинки истязаний. Гордятся очередным разливом ненависти.

 

РЯД МОЛОДЁЖНЫХ СООБЩЕСТВ, возникших на волне перестройки, списаны, в основном, с увлечений западной молодёжи; родилось и растворилось их в небытие великое множество разной направленности, но оставшиеся всё чаще берут курс на агрессивность, нетерпимость к иному мировосприятию. Когда комсомольцы в годы моей студенческой юности узкие брюки превращали в клёш, они руководствовались заскорузлыми идеологическими представлениями того времени. Но кто, стиляга — не стиляга, мог себе представить, что придёт время, и какие-нибудь «скины» будут бить людей только за то, что у них южный регион проживания или другой разрез глаз?! А борьбой за чисто российский «дресс-код» прикрывать гремучую зависть и элементарный уличный грабёж. Одно зло тащит за собой другое. Американский «колумбайн», Эрик Харрис и Дилан Клиборд — классика жанра массовых убийств, совершаемых подростками, — продолжает героизироваться в их среде. И вполне домашнее порождение, детище разнузданных 90-х, «скинхеды», защищающие придуманное ими отечество от чужаков, в будущем дадут старт подростковым образованиям, исповедующим культ тюрьмы, националистические и профашистские идеи.

 

В ЯКУТИИ ПРОТЕСТНЫЕ группы молодёжи не получили такого массового распространения, как в крупных центрах. Но воздух общественной жизни накалён тревожными ожиданиями. Время от времени общество узнает о подростковом изуверстве и насилии. В середине октября «Вечерка» рассказала, как толпа подростков измывалась над девочкой: насиловали и избивали. Отчёты полиции констатируют: увеличилось число подростков, сбегающих из дома, от родителей и опекунов, из социальных учреждений. По-прежнему актуальна тема суицида несовершеннолетних: страна занимает первое место в мире. Якутия — одно из первых мест в стране. Ясно одно: от хорошей жизни не бегают. И не кончают с собой. Пустоты в воспитании в любой момент могут быть заполнены кем угодно и чем угодно.

Общеизвестно: основы базового воспитания закладываются в семье. Увы, проблемных семей не становится меньше. А мир меняется. И республика далеко не единственное место, где жители и госслужбы сталкиваются с новыми реалиями. Другое дело, насколько они их учитывают в работе и воспитании своей смены. ВОЗ бьёт в колокола тревоги – об этом пишут и будут писать. Напомним и мы. Депрессии подвержен почти каждый пятый подросток. Почти 20 процентов подростков имеют психические расстройства, из которых около половины начинаются в возрасте до 14 лет. Для этой группы несовершеннолетних нить между нормальным и девиантным поведением еще более истончается. В любой момент, не уследи за процессом, результат может проявиться самым трагическим образом.

ДЕТИ ВСЁ БОЛЬШЕ уходят в виртуальный мир. Компьютерные бои провоцируют вполне реальные драки, в «облаке» чувствуют себя уютно мерзавцы, легко подбрасывающие идеи красивого ухода из жизни. Формируются эрзац-коллективизм, манящие, но ложные ценности. Интернет — блестящее достижение человечества. Но важно, как и для чего им пользоваться. Керченский малолетний упырь Росляков холодно расправился с десятками сокурсников и преподавателями. Так, спокойно и сосредоточенно, ведут себя в компьютерных играх со стрелялками и многочисленными жертвами. Он вполне реализовал своё чувство ненависти. И когда стали разбираться в истоках его жестокости, выяснилось, что мать, в силу своих сектантских убеждений, пыталась ему навязать свой образ жизни. Она не старалась понять причины его ненависти. Десятки семей потеряли близких… Но и она потеряла сына, которого нелегко, при пьющем отце, поднимала 17 лет. Если верить пропаганде, льющейся с телеэкранов, мы живем между миром и войной. Иные статьи и телепередачи смотрятся как нескончаемые фильмы ужасов. Прямо скажем, плохой фон для воспитания толерантности, уважения к жизни человека и терпимости к чужому мнению.

Массово проводятся уроки мужества. Ну, что ж, неплохо, закаляют нацию. Но я не слышал, чтобы повсеместно, от детсада до рабочего коллектива, планово, в доступной форме, проводились уроки толерантности. Плюс к тому, что сегодня есть и работает: волонтеры, энтузиасты-благотворители, кампании «2000 добрых дел»… Не знаю, доведется ли стрелять по другим. Но пока наши дети стреляют по своим.

 

Леонид ЛЕВИН