Несколько меньше, несколько больше…

 

В ПРОШЛОМ ГОДУ полиция (и все, кто причастен к работе с криминализованной прослойкой молодёжи) отчиталась о некотором росте правонарушений среди  подростков. Работали, работали и – вот тебе. Начальство требует правды и только правды, но желательно в хорошей упаковке. И вот что это – временное затишье  или бОльшая, чем обычно, консолидированная сосредоточенность на теме? Ситуация начала меняться к лучшему: по итогам нынешних восьми месяцев показатели отклоняющегося поведения несовершеннолетних полегчали на целых 10,7 процента. За девять – чуть ли не на двадцать. Тенденция? Рад бы поверить, но перепляс цифр и процентов не нов для подросткового раздела криминальной статистики, если обратиться к ней в разрезе разных лет. Точен он или лукав, не знаю. Иных открытых источников, кроме официальных, для сверки нет. Только автор этих заметок, и не только он, вряд ли придает этим цифрам сакральный характер. Цифры, видать по всему, и дальше будут прыгать…  Потому что никуда не делась основная причина негативного девиантного поведения «малолеток»: реальное состояние семьи, школы, общества. Вряд ли оно за девять месяцев могло настолько улучшиться. Учтём также, что и по этому году радоваться преждевременно: последние месяцы традиционно преподносят неприятные сюрпризы. Может, хоть на этот раз, как говорится, пронесёт.

Статистика из того же источника обращает внимание на всегда существовавшую, но заметно обострившуюся проблему агрессии по отношению к детям. В начале ноября общество получило очередное тому доказательство. Трое взрослых мужиков в Андрюшкино зазвали в дом и избили девятиклассника… Напрашивается вопрос: чем школьник так «допек» их, что единственной формой воспитания стал самосуд? Бьют не только чужие. Чаще — свои. Существует такой интересный правительственный документ: «Стратегия действий в интересах детей». Создана мобильная кризисная служба по оказанию комплексной оперативной помощи несовершеннолетним, пострадавшим от жестокого обращения и насилия. Кажется, в таких и других подобных им бумагах предусмотрен возможный ответ на всё, что подпитывает эту трагическую составляющую нашего бытия. Задействованы информационные кампании, лекции и экономическая поддержка малоимущих семей, семинары-тренинги и судебная практика… Обилие форм и методов преподносится в победных цифрах – впечатляющих, достаточных, должных в корне изменить ситуацию. А она из года в год усугубляется. Создаётся впечатление, что суеты и лукавства вокруг проблемы много больше, чем методичной вдумчивой работы. Легче всего развести руками – мы не волшебники… Нет, конечно. Кстати, когда подводились итоги реализации и оценки эффективности подобных  государственных программ (сводный годовой доклад  от 28 мая 2018 года), одна из статей – о противодействии преступности – оказалась серьёзно недофинансированной, «в связи с неисполнением бюджетных назначений». Зато миллионы на пиар, бесплатную раздачу прессы с сомнительной эффективностью вполне обеспечивались «бюджетными назначениями». Выполнение почти полное.

 

ОДНА ИЗ ГЛАВНЫХ ЦЕЛЕЙ, обозначенных властью, – оперативно выявлять подростков, подвергшихся семейной дискриминации. А также семьи и социальные учреждения, что повинны в этом. В одном из очередных документов читаю: «…на профилактический учёт поставлено 311 родителей. По информации органов образования – 11, здравоохранения – 24». Вот так. Когда основной блок тревожной информации поступает от медучреждений, думаю, комментарии излишни.

Среди несовершеннолетней молодёжи две трети правонарушений приходится на школьников. Художества подростков в том или ином виде продолжаются и, хоть выпрыгни из штанов, не закончатся. Ну что ж, детский возраст исключает всеобщее благоразумие. В городах и весях нашей республики не случилось таких кровавых развязок, как в Улан-Удэ, Перми и особенно – Керчи…  От  комментариев дымились социальные сети. Тогда не оставляла мысль, что события (названные и не упомянутые здесь) такого масштаба бесчеловечности, следуя одно за другим, становятся обыденностью. И, значит, внутри архаичной, равнодушной к реалиям жизни системы воспитания надо многое менять. Причём в первую голову озаботиться тем, на что традиционно мало обращают внимание. Пока жареный петух не клюнет…

Малолетними убийцами двигала ненависть. К сожалению, это чувство присуще человеку. И в тех или иных ситуациях, а каждому из нас жизнь подбрасывает вдоволь раздражителей, даже взрослым, закалённым в житейских передрягах людям не всегда удаётся с ним совладать. Что говорить о подростках, которые ещё не научились управлять своими настроениями и чувствами. Ненависть – не мимолётная ярость, ищущая сиюминутный выход в словах и поступках. Гром отгремел и снова ясно. Ненависть способна тлеть годами и ждать часа, когда её можно будет выплеснуть. Малолетние убийцы осуществили задуманное через годы. Насмешки в школе, одиночество отверженных, учителя, не замечавшие дискриминации, разрыва отношений в коллективе класса, – всё это по мере взросления не только не проходит, а может принять гипертрофированный характер. Пережитые унижения требуют, есть такое забытое слово, сатисфакции. И чаще всего жертвами её становятся люди, не имеющие ни малейшего отношения к школьным обидам малолетних убийц.

 

Леонид ЛЕВИН

 

Продолжение следует