ПОЗАВЧЕРА ПРЕЗИДЕНТ России обратился с традиционным ежегодным посланием к Федеральному собранию. Как правило, все властные и околовластные структуры страны ждут его с замиранием, потому что в рамках этих посланий президент дает установки к действиям и задает векторы, по которым страна, по мнению президента, должна двигаться. А народ ждет, потому что иногда в этих посланиях объявляют о чем-то важном для многих.

Про прорывы там, или про ракеты.

После этого в течение нескольких недель аналитики на центральных каналах и радиостанциях обсуждают важность озвученных тезисов для власти, для народа, для бизнеса, для пенсионеров, для фермеров, для работников заводов, для молодых семей и всех-всех-всех.

Выступление в среду не стало исключением. Его тоже ждали, и тоже начали обсуждать тут же повсюду. И даже не потому, что послание Федеральному собранию уже давно превратилось в публичное мероприятие для самого широкого круга зрителей. Ведь Федеральное собрание – это всего лишь две палаты российского парламента. Нижняя плата – это Государственная Дума с 450 депутатами. Верхняя палата – это Совет Федерации со 180 сенаторами. Именно этим 630 уважаемым людям, по идее, и адресовано послание. Но на него по уже новой традиции идут все – министры, губернаторы, силовики, спортсмены, режиссеры, а также байкер Хирург.

Мы тоже могли бы углубиться в анализ, найти минимум сто поводов для оптимизма, потому что послание изобилует словами  «нужно», «необходимо», «первостепенно», «актуально». Но есть ли в этом хоть какой-то смысл, когда президент, в 12-й раз обращаясь к депутатам и сенаторам, а также всем остальным, уже в шестой раз произносит фразу «Времени на раскачку нет»?

Времени и в первые пять раз не было. Сколько раз президент должен сказать своему окружению эту фразу, чтобы окружение наконец-то поняло ее смысл? Есть ли надежда, что поймут с шестого раза? Есть ли шанс, что не придется в седьмой раз напоминать о том же самом в следующем году или через год?

 

А ЕЩЕ, ОБРАЩАЯСЬ к власти в 12-й раз, президент произнес другую фразу. И она гораздо более важная, хоть и говорилась в контексте создания реабилитационных центров мирового уровня для детей. Спроецировать этот тезис можно на любую сферу нашей жизни, которая так или иначе зависит от принимаемых властью решений. Он сказал: «Нужно с чего-то начинать, и работа здесь предстоит большая».

Вы серьезно?

Человек, который руководит страной с 2000 года, в 2019 году наставляет подчиненных словами «Нужно с чего-то начинать». Есть опасение, что существует большая вероятность провала из-за того, что эти люди, которые одобрительно машут головами и хлопают в ладоши на реплики главы государства, ничего начать уже не смогут. По обозначенной проблеме (и не только по ней) они не могли начать 19 лет назад, девять лет назад не могли, год назад тоже не начали. Хоть времени на раскачку не было и нет. И не будет.

Рейтинг одобрения президента, по данным некоторых социологических агентств, сейчас хоть и самый низкий за последние 13 лет, но он стабильно выше рейтинга одобрения правительства и Думы. Так происходит, потому что президент говорит важные и понятные вещи. Но в своей работе он опирается на окружение из правительства и парламента – структуры, вызывающие у огромного числа россиян отторжение. Этому окружению президент говорит про необходимость прорыва, а окружение вместо прорыва повышает пенсионный возраст и НДС.

Президент хочет, как лучше для всех и сразу, а окружение не понимает, как это – просто так взять и с чего-то вдруг начать. Да и что начинать? В каком направлении начинать? Для кого? Такое непонимание – это общая беда.

И это искреннее непонимание, за него тяжело осуждать. Ведь если вы 19 лет живете в инкубаторе, окруженном суровыми профессионалами из Федеральной службы охраны, а для редкой поездки в ближайший магазин для вас перекрывают центральные дороги города, то вы даже интуитивно не сможете угадать, что бы еще такого улучшить для народа, которого даже на улице нет. Ни единой живой души.

Как вообще этот народ выглядит? Вот бы узнать. Остановить  кортеж, выйти из бронированной машины, подойти  к человеку, расспросить – чего хочешь, что болит, чем помочь? Выпить бы с ним литр чаю, посмотреть его семейный фотоальбом. И потом выступить перед Федеральным собранием с самыми важными словами.

Но подойти не к кому – дороги перекрыты, а на крышах домов вдоль дорог снайперы из ФСО.

И как тут с чего-то начинать?

 

Алексей МОРОЗОВ