Я люблю собак.  Вот уже более 20 лет моя жизнь связана с таксами. Первая была – Нюша, Нюшенька.  Прожила она с нами 16 лет.  Черная такса,  с характером,  преданная, любящая, большой друг семьи. Скорее член семьи. Причем важный, главный. Все наши друзья знали и любили ее.  Когда я заболела, ей шел шестнадцатый год.  Зимой муж мне сообщил, что Нюша нездорова, у нее какая-то опухоль на сосках, ветеринары отказались делать операцию из-за ее возраста,  но выписали таблетки.  И вот я прилетела домой после  9-месячного отсутствия.  Меня насторожило, что не вышла встречать моя любимая  Нюшенька. Она как лежала на крыльце дачи, так и не шелохнулась. Я поняла, что случилось  неладное. Когда я подошла к ней, Нюшенька подняла свои потухшие глаза, узнала, попыталась махнуть хвостом.  Опухоль была огромная.  Она не могла даже переступать порог дома, так ей было больно. В ту ночь она практически не спала, все время ходила и скулила. Я сидела на диване.  Бедная, головку положит на мои ноги, засыпает,  но буквально через несколько минут  начинает скулить и ходить из угла в угол.  Под  утро она  попросилась к мужу в постель, прилегла рядом  и немного поспала. Всю ночь я провела с ней, вспоминая, как ее, маленький черный комочек, мы купили у хороших добрых людей,  положили в меховую шапку, везли домой на такси холодным январским днем…   Много радостных минут нам доставила наша Нюша,  свидетели тому друзья.

Днем приехали  Катя с Питом.  Посмотрев на Нюшеньку, ее опухоль,  потухший взгляд,  они пошептались и ко мне обратился Пит:

— Капа, у нас в  Америке, когда заболевает домашний любимец,  тем более неизлечимо, как наша Нюша,  мы обычно делаем эвтаназию — усыпляем.  Нюша больна тяжело, она не поправится, скорее она будет еще больше мучиться и все равно умрет.  Надо облегчить ее страдания.

Я сама видела, что Нюше никто уже не поможет. И  дала согласие.   Нюшенька весь наш разговор слушала, лежа на крыльце. Что удивительно, она все поняла:  с трудом встала и пошла вокруг дома,  обошла дачу, подошла к бане,  постояла около нее (она любила париться в бане), прошлась  по участку,  прощаясь с любимыми местами.  Потом  подошла к нам. Мы все  по очереди  брали ее на руки, каждый член семьи что-то свое шептал на ухо, гладили, обнимали…  Я заливалась слезами, мне было очень тяжело, что я расстаюсь с Нюшей,  прощаюсь  навсегда  со своим другом.  Шепотом  на ушко,  задыхаясь от рыданий,  просила прощения у своей любимой собаки, признавалась ей в любви.  Обильные слезы застилали мои глаза, мне было  тяжело дышать…

Я слышала,  что когда тяжело заболевает хозяин, собака  берет на себя его боль,  и вся болезнь переходит к любимцу. Так случилось и с нашей Нюшенькой. Она взяла на себя мою беду.  И умирала вместо меня.  Я почти  ничего не видела, слезы лились и лились. Ведь мы так ее любили. Все 16 лет.  Это она была хозяйкой дома и дачи, а мы просто  жили у нее.  Такое случалось у нее поведение. И вот она сослужила мне, своей хозяйке,   последнюю службу, приняв на себя мою боль.  Спасибо тебе, Нюша, за те радостные минуты, моменты в нашей жизни,  которые ты нам доставила своим присутствием,  спасибо за дружбу, ласку, верность, за безграничную любовь к нам, своим хозяевам… и прости меня, что ничем не могла тебе помочь и спасти…

Вскоре вернулись притихшие Катя с Питом.

— Нюша была очень спокойна. Сердце у нее  билось ровно, она все понимала и ничего не боялась. Я это чувствовал. Она нам всем была благодарна за то, что мы облегчаем ее страдания, помогая отойти в мир иной.  Не плачьте, она действительно ушла спокойно и благодарно.

Катя добавила:

— Меня спросили, как будем усыплять.  Сразу укол для остановки сердца или сначала усыпим, потом она потихоньку отойдет, так ничего и не поняв.

Конечно, я попросила ее усыпить сначала, потом сделать укол для остановки сердца.

Пит добавил:

— Когда Катя ушла плакать, я оставался с Нюшенькой.  Я держал ее еще теплое тело, положив  свою руку на ее сердце.  Сначала она мирно уснула,  потом, когда сделали второй укол, ее сердце перестало биться ровно через 18 секунд.  И она ушла. Теперь она не страдает, она отдыхает. Она прожила счастливую жизнь, ведь  мы все ее так любили.  Она, такая маленькая собака,  прожила  целых 16 лет только  благодаря  вашей большой любви. Она была счастливой собакой.

Встал вопрос как хоронить. Муж хотел, чтобы Нюша лежала  на дачном участке, была рядом с нами. Пит не одобрил такое решение, потому что для  всех  это будет слишком травматично. И он вызвался похоронить ее в лесу,  под деревом. Они с Сашей Руфовым (моим племянником) вывезли остывшее тело Нюшеньки на Чочур-Муран и,  как обещали, похоронили под березой.  Саша сказал:

— Нюша покоится под березами  высоко над  городом и наблюдает за нами. Так что наша  Нюшенька  продолжает быть с нами…

Прощай, мой верный друг!  Прощай, моя Нюша! Ты ушла вместо меня…

Капиталина АЛЕКСЕЕВА