Вообще, якутский карась — это вещь! Водится в озёрах, которых в Якутии около миллиона (каждому жителю по озеру). В самом Якутске, кажется, пять озёр, два из которых в пяти минутах ходьбы от дома, еще одно — через дорогу от работы. На четвёртое, самое большое, выходили окна моей старой квартиры, и только пятое возле аэропорта, то есть где-то в десяти км. Предки также селились возле озёр. И у каждой семьи (рода) было своё озеро. Я не знаток, но общинное проживание не было характерно для якутов. Моего папу проживание в городе, в муравейниках, приводило  почти что в ужас. Маме предлагали должности, квартиры в городе, но папа не хотел покидать свой дом возле леса. В детстве у мамы и у папы были свои семейные озёра.  Гайки полностью закрутили уже после войны. Все стали жить не семьями, как раньше, на своей поляне со своим озером и у опушки леса (в алаасах ), а в деревнях, с выделенными небольшими участками.

Поэтому карась – почти что священная рыба. Оочень вкусная! В Москве как-то раз так захотелось карася (кстати, практически все, кто так или иначе надолго покидают Якутию, рано или поздно остро хотят карася☺. Факт! И почему-то беременные☺), что купила, приготовила, но …. не съела! Это, пардон, такая гадость! Даже отдаленно не напоминавшая моего карася!

Карась вареный, карась жареный, карась фаршированный! Это чудо! В детстве просто обожала карасьи языки, и вся семья собирала их для меня. И после одного-двух съеденных карасей меня ждало богатство в виде десяти-пятнадцати  язычков. И я ими распоряжалась как хотела: либо съедала по одному, продлевая удовольствие, либо сразу все — для острого удовольствия! Потом, кажется, тихо урчала, поглаживая сытенький живот. Мне было лет пять. Так что могла себе позволить поурчать. А в карасях недостатка не было.

Летом жила у бабушки. Дедушка был заядлым рыбаком. Все лето занимался тем, что ухаживал за сетями (это мне так казалось, а ему было всего-то 55-60, и он ещё работал). После рыбалки сети запутывались, забивались озёрным илом, а ячейки были размером 4 на 4 см. Сама сеть  в длину 15 м. Или даже длиннее. И естественно, в помощь звали меня, и я долго занималась распутыванием сетей, которые подвешивались для сушки. При этом дедушка сам вообще не ел карасей. Почему — не знаю. Однажды, проверяя сети на резиновой лодке, будучи слегка нетрезвым, перевернулся. При этом почему-то вокруг плавало несколько таких же лодок, и я была на одной из них. Когда на некоторое время дедушка скрылся под водой, мне стало страшно, но люди успокоили меня, сказав, что дедушка сейчас вынырнет, тогда и вытащат. И эти секунды до выныривания  показались мне вечностью.

Дедушка, как почти все якуты, не умел плавать. Удивительно, живя всегда исключительно у воды, якуты не плавали. Как китайцы, которые на море только плещутся на уровне колен. Кстати, многие из китайцев тоже жили у великих рек. Интересно, уж они-то умели плавать? Я тоже не умею плавать. В бассейне могу проплыть километра два. Не проверяла, но километр довольно легко. Это проверено! Но на море — только вдоль берега, степенно и не спеша, только по-собачьи. Подружка, с которой ездили на море, посмеивалась, говоря, что меня легко узнать по белой панамке, которая очень медленно плавала туда-сюда недалёко от берега.

В общем, рассказ был о карасях.

Альбина СТЕПАНОВА