Сегодня мы поговорим с профессором Мирой Мишлимович о современной массовой культуре.

– Мира Яковлевна, если «вспомнить» дореволюционную Россию, то высокая культура была доступна лишь дворянству, то есть небольшой прослойке населения. Крестьяне и рабочие так и не понесли с рынка Пушкина, Гоголя, Тютчева… Разве не так?

– Есть в этом утверждении некое зерно истины, однако это слишком узкий взгляд. На самом деле культура – это не только литература, оперное искусство, живопись, скульптура и так далее. Это неоднородное понятие. Оно включает в себя и народную культуру. Нельзя же отрицать народное творчество, глубочайший пласт которого присутствует в каждой нации без исключения.

Кроме того, следует рассматривать культуру чтения, культуру, скажем так, потребления искусства (то есть много ли людей посещают ту же оперу, музеи изобразительного искусства, другие аналогичные учреждения). Есть бытовая культура – праздники, или же одежда, еда и прочее. Нельзя не упомянуть о культуре поведения человека. Она включает в себя не только правила хорошего тона (неприлично громко разговаривать в театре), но и уличную. К сожалению, сфера бытовой культуры значительно ухудшилась по сравнению с докомпьютерной эрой.

– Почему? Вроде современная молодежь не вся сморкается на улицах…

– Мы говорим о бытовой культуре в общем. Раньше мы намного больше общались, разговаривали друг с другом, писали письма. То есть уровень устной и письменной речевой культуры был высоким, что, несомненно, наполняло жизнь людей, расцвечивало ее. Близкие люди писали друг другу открытки к каждому празднику, вкладывая в них кусочек своей души. Сейчас же в лучшем случае отправляется по ватсапу безликая картинка, к которой человек ничего личного не приложил, сделал лишь пару движений по клавиатуре.

А как раньше отмечали праздники? Насколько это было душевно! Пусть тазики оливье и винегрета, однако в гости приходили близкие, родные, с которыми можно говорить обо всем. И это придавало празднику особое очарование. Теперь же большинство встречаются в кафе, на бегу, на лету, без радости встречи, без сожаления расставания. Уходит культура общения, падает уровень устной и письменной речи. И это не так безобидно, как может показаться на первый взгляд. Неумение общаться приводит к замкнутости, к отгороженности от мира, и кто знает, что происходит в голове того или иного молодого человека.

– Но, Мира Яковлевна, сейчас стремительно развиваются социальные сети, в которых современные дети и подростки общаются чуть ли не круглосуточно. Быть может, просто наступил новый этап в жизни человечества?

– Если и так, что ничего хорошего в этом нет. Социальные сети – это и есть сети, из которых вырваться человеку (даже взрослому, что уж говорить о детях) очень трудно. Неумение выразить устно свои мысли – это признак деградации. Живое слово имеет исключительную важность для цивилизации.

– Однако театр жив, несмотря на развитие интернета. Хотя ему еще в прошлом веке прочили кончину с появлением телевидения.

– Да, и это не может не радовать. К сожалению, губительная ржавчина погони за прибылью изрядно попортила и театральное искусство. Конечно, у каждого режиссера свое видение того или иного произведения. Но, увы, нередко оно наполняется совсем не тем, что нужно. К примеру, как-то была я на спектакле «Вишневый сад» (приезжала какая-то труппа на гастроли). Ужас, после первого действия пришлось уйти, невозможно было дальше наблюдать, как из классического произведения сделали нечто на потребу публики. Режиссер недолго думал, он придал всем героям повышенную сексуальность и тем самым извратил идею автора. Ничего хорошего… Хотя, надо отметить, и сейчас есть постановки, достойные звания высокого искусства. Очень понравились спектакли  Благовещенского театра.

Увы, это становится редкостью. В целом упадок культуры ощущается очень сильно. О телевидении даже говорить не приходится. Конечно, в советские годы по телевизору чаще всего показывали съезды партии, однако все же были передачи высокого культурного содержания, прекрасные фильмы, телеспектакли. Сейчас же в основном показывают нагое убожество современных «псевдозвезд».

Но необходимо отметить, что во все времена бывают исключения. Помню, где-то в начале «лихих» 90-х сидела я на уроке у прекрасной студентки-отличницы, рядом за задним столом — мальчик. Он все время вертелся и явно мучился. На перемене спрашиваю: «Что с тобой?» Отвечает: «Неинтересно, все медленно-медленно, скучно, как у Тургенева в «Асе»»…

И самое свежее впечатление. В минувшую субботу по ТВЦ показывали концерт, посвященный 100-летию комсомола. Старые добрые песни нашего поколения… «Именины сердца», слезы у зрителей в зале, у отдельных актеров, у нас, сидящих у экрана. Назавтра приходит ко мне одна из бывших студенток с дочкой-девятиклассницей. Разговорились. Современная девочка, в наушниках смартфона, вдруг говорит: «А какой концерт я вчера случайно услышала… Восторг!»

Хотя, конечно, влияние современных технологий убыстрило время в разы – все бегут, все торопятся, некогда посидеть и вдумчиво почитать классическую литературу.

– Мира Яковлевна, увы, технический прогресс не остановить. Быть может, в свое время люди возмущались появлением поездов и самолетов: «Фу, как можно ехать или лететь в закрытом помещении? То ли дело на бричке – свежий воздух, природа…». 

– Это все понятно, однако прогресс прогрессом, а культуру нельзя привить в спешке и между делом. Как бы мы быстро ни бежали, надо все же остановиться и оглядеться. Я думаю, что и с помощью современных технологий можно «сеять разумное, доброе, вечное». Как бы ни развивалось человечество, улыбка Джоконды останется в веках.

 

Галина НИКОЛАЕВА