СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ абсолютно не интересно то, что интересно нам, людям советских поколений. Им не интересны ни революция, ни происки империализма,  ни вторая мировая, ни близкие 70-е, ни, тем более, Ельцин с Горбачёвым. Конечно, есть отдельные особо одарённые уникумы, интересующиеся датами и событиями и могущие легко ориентироваться в Плантагенетах и Ланкастерах, но все же основная масса не может расшифровать даже такие вроде бы очевидные и понятные аббревиатуры как СССР и РСФСР.

Тешить себя мыслью о некоей сознательной совковой патриотичности нет смысла. Современная молодежь живет сегодняшним днём и, в большинстве своём, устремлена в будущее. Ей некогда оглядываться на некие старообрядческие скрепы, вымышленные и впаянные намертво в мозги старшего и старого поколения псевдопатриотические духовности. Разумеется, периодически она впадает в вышеуказанные субстанции при определенных обстоятельствах, как то: Сочинская Олимпиада, подогреваемая коллективная обида на МОК и WADA , волнительная близость лидера на всяких молодёжных форумах, демонстрирование оным привлекательной физической формы и т.д., но — лишь ненадолго. Основные мотивации молодых людей — собственные успехи и собственные достижения. И всякие даже Гоголи и Пушкины интересны им не как великие писатели, а как авторы, имеющие потребительские свойства.

Будет фильм по Гоголю снят интересно, будут смотреть, а если нет — никакими Виями и т.д. их не заинтересуешь. Толстой и Достоевский — для них скучно и нудно. И последние нашумевшие российские фильмы о спорте — имеют успех не из-за патриотических свойств, а исключительно потому, что сняты хорошо и интересно. И заморачиваться по поводу «у советских своя гордость» – они не будут. «Два капитана» читать никто не станет, если есть Джордж Мартин с «Игрой престолов». Какая-нибудь манга гораздо интереснее Салтыкова-Щедрина с его «Иудой Головлевым» и тогдашними реалиями жизни.

Особенно привлекательными становятся люди и организации, достигшие сумасшедших успехов: Apple, Google, Джек Маа, Илон Маск и им подобные. Молодёжь готова жить где угодно, находиться где угодно, лишь бы ей было комфортно. Здесь и сейчас, с жаждой сегодняшней жизни.

И мне очень нравится в молодых отсутствие синдрома отложенной жизни, которым заражены более половины бывших строителей коммунизма.