Ночь. Самолет. Бизнес-класс. Через проход сидит пара. Он очень уверенный в себе. Высокий, подтянутый, лысеет. Одет скромно и неброско, но очень дорого. Сама элегантность. Лет 40 или  чуть больше.

С ним женщина. Сколько ей лет, определить не могу. Возможно, его ровесница, а может, ей и 30 нет. Понять уже нельзя: количество пластики и всевозможных пластических добавок изменило лицо, сделало его почти неподвижным и похожим на все остальные лица тех несчастных, кому не повезло с пластическим хирургом. Губы. Конечно, губы в первую очередь. В профиль верхняя выступает, как клюв у уточки, что просто уродует лицо. Щеки почти закрывают нос. Видимо, женщина делала скулы. Глаза продлены этими щеками. Собольи черные ресницы и брови. Нарощенные, пушистые, залитые. Правда, брови, как у того генсека, кто пребывал на посту меньше Путина и при котором был «благословенный застой», по которому так скучают некоторые. В довершение нарощенные волосы и ногти. А тело тонкое и молодое. Это она с собой все ради него сделала. И он дал ей на это деньги.

За всю дорогу они не сказали друг другу ни одного слова. Ни разу не посмотрели друг на друга. Нет, они не были в ссоре. Это усталое  многолетнее отчуждение. Да, они пара. Он помогал ей снять куртку. Потом помогал надеть. Ни одного прикосновения, кроме вот этих. А я все думаю: она  это делала, чтобы вернуть его эмоционально? Не повезло с хирургом. Трагедия.

Юлия АУГ