НА СЕМЕЙНОМ СОВЕТЕ было решено, что сын примет крещение. После долгих обсуждений решили сделать крестным друга мужа. Семейный, ответственный, да и детей любит. Предложение он принял с радостью. Чувствовалось, что волнуется.

За день до крещения сын приболел, поднялась температура. Решили отложить обряд. И вот субботним утром снится странный сон. Явственно вижу нашу комнату. Детская двухуровневая кроватка, мы с мужем на своей и какая-то тень выглядывает из угла. Внимательно пригляделась: тень-то живая! Она исподтишка  просунула длинное черное «тело» за кровать детей и, поняв, что все спят, начала выходить.

Сквозь сон умудряюсь слышать, как мычит и скрипит зубами муж. Потом вдруг так  дернул мое одеяло, что мигом проснулась, рывком села и слышу над ухом, как он,  указывая в угол, громко произносит: «Смотри-смотри!»

И действительно, там стоял двухметровый непонятный длинный сгусток. Однако стоило моргнуть, как он пропал.

Ошалевшая от всего происходящего, уже не понимая, сон это или явь, я все-таки встала. Меня трясло. Животный страх из сна не ушел, он присутствовал. Мне понадобилось несколько минут, чтобы решиться заглянуть за кровать. Убедиться, что там никого нет. Потом долго лечила обеспокоенные нервы чашкой чая, успокаивая себя, что всякое может привидеться и присниться.

Муж  утром не помнил про сон и сдернутое одеяло. А на следующий день узнали, что друга нашего не стало. Жена его позже рассказывала, как он нервничал перед крещением, страшно волновался и радовался нашему выбору. Когда ребенок заболел, очень переживал. Может, он приходил попрощаться? Хотя, зная его характер, он не стал бы так приходить и пугать детей. Тогда кто это был?

Лена ЕГОМИНА

 

Когда скрипит дверь

СЛУЧИЛОСЬ ЭТО, когда мне было десять лет и мы жили в бабушкиной деревне. Папа по работе часто уезжал в командировки, а мама дежурила в больнице сутки через двое. Мы с братом  тогда ночевали у нашей тёти, папиной сестры. Но в ту ночь по каким-то причинам остались дома.

Надо сказать, что дом наш был старый, деревянный. На две семьи. С одной стороны жили мы, а на другом конце: дедушка, бабушка и их дочь с двумя маленькими детьми. Мы дружили. После школы часто зависали у соседей до прихода мамы с работы. Семья у них была очень дружная и весёлая. С дедушкой, Наумом Трифоновичем, было здорово играть в шашки и шахматы, слушать его многочисленные интересные рассказы. А бабушка, хоть и слыла на селе строгой женщиной, была к нам очень добра. Часто угощала воздушным бисквитом на сгущёнке и вкуснейшими жареными пирожками.

В тот вечер соседская девочка, старшая их дочь, осталась на ночь с нами: Егором и мной. Егор был человеком  дисциплинированным – лёг спать вовремя. А мы с девочкой ещё вместе мыли посуду после ужина. Она дождалась, пока я постирала, погладила и пришила к школьной форме манжеты и воротничок, постирала и выгладила свой пионерский галстук. И вот, сделав все дела, выключив везде свет, мы легли спать. Егор уже давно дрых. Соседская девочка легла на раскладушке рядом с моей кроватью. Мы ещё чуток поболтали, я стала уже проваливаться в сон, как услышала,  в зале со скрипом медленно открылась дверца шкафа. Ну, мало ли, плохо закрыла. Не придав особого значения,  снова стала засыпать. И тут послышались шаги. Отчётливые, тяжёлые шаги в зале. Я даже знала, где именно. Потому что только в том месте так скрипели старые половицы. Пройдя пару шагов, кто-то или что-то остановилось. Я помню, все мои дурацкие доводы о том, что доски встают на место, что, возможно, это шум в батареях, никак не могли объяснить то, что я слышала. Сердце стучало где-то в ушах. И тут шаги направились в сторону нашей спальни!!!

Соседская девочка сжала мою руку, а я, не выдержав, подскочила и быстро включила свет в спальне, а потом и в зале.  Так же быстро дотянулась до телефона и набрала номер наших соседей. Они прибежали, естественно, в зале никого не было. Только распахнутая дверь шкафа напоминала пережитый ужас.  Выслушав мой сбивчивый рассказ, успокоив плачущую девочку, они, конечно же, нам не поверили. Немного поворчав, нас одели, взяли сонного Егора в охапку и перенесли к себе. Мама на следующий день тоже нам не поверила. Егор (балбес) подтвердить наш рассказ не мог. Папа же всё пытался объяснить нам случившееся  логическим путём: послышалось, дом старый, паркет старый, камни в батареях… С тех пор я боялась оставаться одна, но, к моему большому счастью, папу вскоре перевели на другую должность, и мы переехали. Моя услужливая детская память очень скоро затёрла те ужасные минуты. И даже не хотелось копаться, с чем же мы столкнулись на самом деле. Но, честно, я так и осталась страшной боякой: если напугать, могу перекричать от страха любую сирену.

Анна П.