При проведении Всероссийской переписи населения 2002 года в селе Хонгор-бие Салбанского наслега Намского улуса произошёл такой случай.

Село это относится к труднодоступным территориям и находится на расстоянии 90 километров  от села Намцы. Дорога там почти непроходима, а после дождя её так развозит, что добраться можно только  трактором на гусеничном ходу. Если зимой от улусного  центра до села можно доехать за полтора часа, то во время распутицы хорошо, если одолеешь путь за шесть. А то и все восемь уйдут на преодоление кочек да ухабов. Так что жители передвигаются туда-сюда на вездеходе (танкетке).

А тут — осень. Небо затянуло сплошной пеленой, зарядил дождь.  Инструктора и переписчика с переписной документацией отправили на уазике, а почти на середине пути их встретил гусеничный трактор и дотащил машину до села.

Чем там люди живут? Охотятся,  разводят крупный рогатый скот, занимаются табунным коневодством, есть и  конебаза. Но нет воды, потому ничего не растёт. В селе своя начальная школа-сад, клуб, хлебопекарня, но нет магазинов,  поэтому жители ездят за продуктами питания в районный центр. По документам, в селе тогда проживало 305 человек, а фактически переписано было 345.

Когда переписчики завершили свою работу, оказалось, что вернуться назад теперь — большая проблема: вездеход поломался, а других желающих увезти людей в центр не нашлось: непогода! Дороги нету — не проехать, не пройти. Люди, получалось, застряли надолго. Проведение переписи в других населённых пунктах оказалось под угрозой срыва.

И вот инструктор с переписчиком и ещё несколько человек: двое мужчин, у одного из которых — ружьё, три женщины и ребёнок, решили идти пешком. До улусного центра — 100 километров  по глухой тайге.

Надо сказать, по территории наслега проходит труба газопровода — по ней люди ходят до ближайшего села Ергелех. Вот и эти пошли по  трубе — друг за другом. А места болотистые: справа и слева — вода, с трубы не сойдёшь, впридачу сыплет нудный осенний дождь.

Из Хонгор-бие отважные путешественники вышли утром, надеясь дойти засветло, да не успели. А фонариками-то не запаслись! Стемнело. Никто не заметил гуляющего рядом медведя,  только услышали его  рёв, шум и треск веток.  Испугались, так на трубе и застыли в полном безмолвии, никто ни слова не проронил, пока не поняли, что зверь ушёл. Сколько времени прошло, кто знает? Минута? Десять? Час? Только когда поняли, что опасность миновала, тронулись дальше.

Брели, пока не нашли, где можно остановиться, разжечь костёр… Так до утра и просидели.   А начало светать, тронулись дальше… Дошли до трассы, а там  уже ждала их машина переписного участка. Вот как бывает опасна и непредсказуема работа переписчика.

 

Наталья ПОПОВА