Эта фраза так и крутится в голове, когда видишь этого симпатичного парня на сцене, где он творит настоящее волшебство, паря как птица… Премьер якутского балета, с осени прошлого года ведущий солист Московского академического музыкального театра К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко, на днях приезжал в Якутск, чтобы выступить с родной труппой Театра оперы и балета в шедевре балетной классики «Лебединое озеро». Еще одним приятным поводом для визита стало звание «Заслуженный артист Республики Саха (Якутия)»: перед спектаклем якутская публика аплодисментами поздравила своего любимца.

– Сарыал, как прошла адаптация в Москве?

– Не буду скрывать, первое время было очень одиноко. В труппе не сразу приняли, тем более что по менталитету я несколько закрытый человек. Иногда так хотелось с кем-то поговорить… (Улыбается). Сейчас все хорошо. Артисты труппы очень сплоченные и внутренне свободные. Они как будто ничего не стесняются, умеют себя подать.

– А климат? Подошел?

– Зимой очень холодно! Прямо до костей пробирает ветер. Долго привыкал к метро, к этому огромному муравейнику – уставал от толпы людей. Благодарен за поддержку нашей землячке – приме театра, народной артистке России Наталье Ледовской. Она всем говорила: «Родина приехала моя!»

– И все-таки, насколько трудно далось решение уехать в Москву?

– Очень долго думал. Для человека, который никогда надолго из дома не уезжал, это был серьезный шаг. Но понял: если не попробую, всю жизнь буду жалеть.

– И каковы ощущения сейчас?

– Получаю удовольствие. Совершенствуюсь в профессии, каждый день приносит что-то новое. Больше узнаю о возможностях своего тела, очень много подсказывают педагоги.

– Откуда в вас такой талант? Может, танцоры были в роду или родители активно в вас, детях, творческие навыки развивали?

– Нет, в роду не было (улыбается). В плане творчества много дала мой педагог, основатель Якутского хореографического училища Наталья Семеновна Посельская. Когда мы приезжали в другие города, она буквально брала за руку и вела в театры, музеи…

– Что хотели обязательно посмотреть в Москве?

– Увы, все мое время занято работой, я постоянно в театре. Остаюсь в зале и после окончания репетиций – для саморазвития. А так, хочется, конечно, в Большой сходить.

– Кстати, как вам одноименный фильм? Вы его смотрели?

– Мне не хватило в нем драматургии. Много преувеличений, а суть, трудности нашей работы не показаны. В какие-то моменты смотришь и думаешь: «Ну невозможно так себя вести!»

– В каких партиях заняты?

– Солор в «Баядерке», Золотой Божок – там же, принц в «Щелкунчике», шут в «Лебедином озере»…

– Когда вашей маме сказали о травмоопасности занятий балетом, она засомневалась, стоит ли вас отдавать в хореографическое училище…

– Мне тогда было десять лет, но в тот момент я почувствовал: это – мое. Хочу этим заниматься. Я воспринимал балет как хобби, а потом выяснилось, что за любимое дело еще и платят.

– Жизнь артиста балета – ежедневный труд. Вас с детства приучали трудиться?

– Жизнь родителей – это пример, который всегда перед глазами. Мое детство прошло в селе Улах-Ан  Хангаласского улуса: мы смотрели за коровами, работали на сенокосе, мыли дом…

– Из четверых детей вы самый младший? Наверное, баловали?

– Нет, есть брат младше меня – на 20 минут. Мы двойняшки.

– Он в балет не пошел?

– Он серьезно занимался вольной борьбой, сейчас работает геологом. На спектакли с моим участием ходит с удовольствием.

– А это правда, что между близнецами и двойняшками сильная энергетическая связь?

– Да, было очень трудно, когда в детстве мы вынуждены были расстаться: я поступил в училище, Нюргун – в спортшколу.

– По какой еде вы скучаете в Москве? Кто вам готовит?

– По маминым фирменным мантам. Люблю мясные блюда, пирожки, но в Москве стараюсь больше есть рыбу. Мне повезло, что в служебной квартире в соседках две девушки – они отлично готовят!

– Кстати, какой представляете себе свою половинку – каков ваш идеал женщины?

– Домашняя, добрая, скромная.

– Не курит, не пьет…

– Слишком правильной быть не обязательно.

– Какие эмоции вы испытывали перед выходом на сцену в родном театре?

– Только радость! Счастлив, что они меня зовут, не забывают…

Елена ПТИЦЫНА